Православие и феминизм

Православный взгляд на феминизм

Мы спросили известных священнослужителей и экспертов о том,  как относиться к идеологии феминизма.

Феминизм (от лат. femina, «женщина») — общественно-политическое движение, целью которого является предоставление всем женщинам, дискриминируемым по признаку пола, расы, ориентации, возраста, этнической принадлежности, социального статуса, всей полноты социальных прав.

 Возникло э то движение в XVIII веке; особенно активизировалось с конца 1960-х годов.

Обратите внимание

Появление феминизма как теории подготовлено следующими интеллектуальными течениями Запада: либеральная философия и теория прав человека (Локк, Руссо, Милль и другие); социалистическая теория, рассмотрение сексуальности и сексуального поведения человека в социальном и политическом контексте (Зигмунд Фрейд, Вильгельм Райх, Маргарет Мид, философы Франкфуртской школы: Герберт Маркузе и Теодор Адорно). Кроме того, на феминистскую мысль большое влияние оказали идеологии молодёжного протеста новых левых, борьбы чернокожих за гражданские права, утопии контркультуры, идеи сексуальной революции. Абсолютное большинство феминисток придерживаются идеи равноправия полов. Тем не менее, иногда в рамках феминизма возникают идеи откровенно экстремистской направленности, как например печально известные своим кощунством группы «Pussy Riot» и «Femen».

Если оценивать феминизм как явление, то это подмена христианства, потому что феминизм многое заимствовал у христианства, но при этом исказил саму суть.

Если идет речь о борьбе за конкретные права угнетаемой женщины, то это положительный момент, но в целом эта идеология очень глупая, потому что природу все равно не изменишь, и сколько бы женщины ни занимались отстаиванием своих прав в социуме, все равно главным полем взаимоотношений между мужчиной и женщиной является семья.

Во-вторых, феминизм — бессмысленное явление, потому что все социальные права женщины в рамках европейской цивилизации уже достигнуты, и что женщине еще можно желать?

И в-третьих, это явление носит богопротивный характер, потому что любая идеология, отличная от христианства, становится идолом, подменой христианства, потому что все, что нужно для жизни, уже есть в христианстве. А феминизм, наоборот, говорит о том, что не нужно, и пытается изменить, сломать роли, установленные Богом.

В Священном Писании сказано о разграничении роли мужчины и женщины, но многие не согласны с этим, и это тоже является одним из мотивов возникновения феминизма —нежелание женщины принять подчиненную роль, которая предусмотрена для нее на земле Богом, и попытка сломать эти роли является богоборчеством.

Равенство между мужчиной и женщиной возможно, но не во всех аспектах, а только в аспекте спасения, в отношении к Богу и вечности, а если говорить о земной жизни, то здесь нет никакого равенства.

Возможно, одним из мотивов возникновения феминизма было желание защитить женщин от угнетения и сексуального рабства, но на практике нам достаточно руководствоваться просто христианством, а не привлекать дополнительную идеологию, например такую, как феминизм.

Важно

Я не изучал разновидности феминизма, но вообще все это топтание на одном и том же грехе идолослужения.

Это очень интересный и очень непростой вопрос. К сожалению, ему не уделяется достаточного внимания ни в православной, ни в более широкой среде.

Желательно было бы, например, в рамках ежегодных Рождественских чтений организовать секцию по феминизму.

Феминизм можно уподобить болезненному симптому в человеческом организме, например, мигрени: одно и то же явление вызывается совершенно различными причинами: от малозначительных (ушиб) до опаснейших (опухоль мозга).

Нет нужды останавливаться на криминальных течениях, на финансируемых из-за  рубежа политических группах, на сексуальном разврате — всё это лежит на поверхности, но не представляет интереса ни для кого, кроме правоохранительных органов. А между тем за феминизмом видны причины совершенно иного уровня, а именно: деградация мужчин, кризис семьи, ошибки проповеди и образования.

Говорить об их важности не приходится. Каждая из них в отдельности требует серьезного, трезвого взгляда и немедленных действий со стороны Церкви, общества и государства. Например, открыто противореча «Основам социальной концепции РПЦ» (раздел Х.

5), с амвона, в книгах и брошюрах, в материалах для воскресных школ до сих пор широко пропагандируется в качестве «православного» образ и облик женщины, основанный на социально-исторических реалиях XVI века.

Результат? Выйдя из подросткового возраста, девушка обнаруживает, что священники, родители и педагоги год за годом дурачили её — и обращается к феминизму в качестве альтернативы.

Совет

Едва ли не более страшен другой обман: Церковь, школа, общество в согласии друг с другом открывают перед молодежью перспективу счастливого, полноценного брака.

Как прекрасно! Но сколько сегодняшних старшеклассниц и студенток останутся без семьи, а из тех, кто вступит в брак, — попадут в адскую мясорубку развода? Мы об этом скромно молчим, а феминизм трубит в победные трубы, должны ли мы отдавать ему победу?

Во-первых, феминизм — это следствие научно-технического прогресса, потому что мужчины перестали носить оружие и драться за свою честь, честь милой дамы, за семью и т.д.

Как только мужчина перестает носить оружие, он становится немного похожим на женщину, потому что мужчину отличает именно наличие оружия.

Во-вторых, в связи с научно-техническим прогрессом женщины стали занимать те же должности, что и мужчины, и это потихонечку стирает грань между полами. Мужчины стали женоподобными, и поэтому женщины вынуждены брать на себя мужские функции.

А что такое женоподобие мужчин? Это отсутствие ответственности. Потому что, кроме оружия, мужчину отличает еще и ответственность. Ответственность за свое слово, за свой выбор, за свою семью, за своих детей, за Родину — за все! Отличительная черта современного мужчины, мальчика, юноши — это безответственность.

Вследствие этой безответственности распадаются семьи, а ведь женщине надо кормить детей, давать им образование, поэтому она идет на тяжелые работы, взваливает на себя мужскую ответственность. Вот отсюда и феминизм. Человечество погружается в научно-технический прогресс и, соответственно, в феминизм

К движению за равноправие женщин в метафизическом смысле этого слова можно относиться только положительно, потому что если говорить о равенстве мужчины и женщины перед Богом, то оно, несомненно, существует. Ибо, как писал апостол Павел, «все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись.

Обратите внимание

Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:27-28).
Но, к сожалению, современный феминизм ставит во главу угла равенство в равном «праве» на исполнение гендерно-социальных ролей.

Здесь примитивно понимаемое равноправие невозможно, потому что мужчины и женщины разные.

У мужчины никогда не будет «права» рожать и вскармливать грудью детей. У женщины в православии нет «права» рукополагаться во священники (да и желания в обязательном порядке служить в армии я у современных феминисток как-то не замечал).

Здесь можно привести еще много примеров. Наверное, если бы Творец хотел вульгарно понимаемого физиологического равноправия, он не создал бы мужчину и женщину разными.

Поэтому женщина не может быть одновременно православной и феминисткой в современном западном понимании. Попросту возникнет масса противоречий.

Что, конечно, не мешает православной женщине иметь те же базовые гражданские права, что и мужчина (и на что и был направлен изначальный феминизм XIX — начала XX веков): это гарантировано светскими властями в Конституции РФ и не оспаривается Церковью.

Я к этому отношусь очень положительно и считаю Елену Мизулину святой, это мое субъективное мнение. То что она делает, делает Милонов, это Господь их поставил для того,чтобы отстаивать то,что мы не можем.

Мы можем молиться, горы передвигать, но видите ли в чем дело, когда брат тонет, я могу стоять и молиться, но могу и палку протянуть, помочь, молитва должна быть деятельной, а не так,что я молюсь и меня никто не интересует. Эта инициатива должна быть давно принята.

Важно

 Люди,которые совершили это имеют право на покаяние, если они его принесут, то отказа в крещении ребенка быть не должно. Запретить суррогатное материнства было бы очень хорошо, в нашей стране много пороков и много чего нужно запрещать».

Часто женщины бывают умнее мужчин: образованнее, воспитаннее, деликатнее, а мужчины часто ленивы и агрессивны. Но мужчина должен оставаться мужчиной. В доме он глава семьи и несет основную ответственность за все происходящее с его семьей.

И поэтому, какая бы умная, воспитанная и образованная жена ни была, она должна знать свое место, даже если мужчина стал выпивать и не пытается ничего достигнуть в жизни. Женщина в такой ситуации должна проявить мудрость, оставаясь в тени, и показывать только свое лицо, а ее лицо — это муж.

Феминизм наподобие Pussy Riot — это мерзость и бесовщина, о которой вообще не стоит говорить! Это взбесившиеся неумные дамы! Запад сгнил, он испортился, там легализуют однополые браки, извращения, педофилию, которую пытаются навязать и нам.

Я уважаю мусульман, и рад, что в нашем государстве есть мусульмане, потому что они никогда не сядут за стол с такими людьми и не будут их уважать.

Если мы, православные, не опомнимся, не сохраним свою историю и культуру, к нам на смену придут мусульмане, которые установят свои законы: оденут женщин так, как считают нужным, поставят их в угол — и не станет никакого феминизма, женщина будет заниматься детьми и семьей.

Я не знаю такого понятия как «исламский феминизм», но знаю, что в мусульманстве все жестче и правильнее во многом. Конечно, есть там и определенные перегибы, но наши женщины действительно должны знать свое место: заниматься детьми, семьей. Если женщине хочется заниматься карьерой, пусть занимается, но про дом она не может забывать и должна выполнять свои обязанности.

От феминизма одни проблемы: много хороших парней и девушек не могут устроить личную жизнь и ищут на Западе или на Чукотке мужей и жен.

Христиане — странники и пришельцы на земле и не стремятся к тому типу земного устроения, которое сейчас принято называть «справедливым». Христиане стремятся ко спасению души, к высшей справедливости. И эта высшая справедливость полярна тому, что сейчас называют «правами человека», да и вообще всей гуманистической культуре.

Совет

И в «гендерной» сфере существуют определенные церковные традиции, которые спасительны как для мужчины, так и для женщины. Жизнь в браке — в православном понимании — способ спасения души; и эти традиции являют собой «механику», если так можно выразиться, этого спасения.

Я не уверен, что новое мироустройство, так называемое «семейное равноправие», которое сейчас утвердилось, ведет к спасению мужчин и женщин.

Поэтому христианские, священнические семьи консервативны и стремятся возродить иерархическое семейное устроение, которое было в Средневековье. Такое устроение не обижало и не унижало женщину, оно просто по-другому расставляло бытовые акценты.

Если говорить о какой-то внутренней иерархии, то жена спасается через послушание мужу, она относится к этому послушанию примерно как послушник в монастыре (если утрировать). Супруг находится в послушании Богу, несет всю полноту ответственности за семью, детей и жену.

Это традиционное консервативное устроение. Порядок микросоциума копировал порядок мегасоциума (государства, к примеру), и оба, в конечном счете, являли собой образ небесного устроения.

В нашем понимании, подобный порядок органичен и изначален (как один из принципов Творения) для общества в целом и человеческой личности в частности.

Я понимаю, что сейчас светское общество основано на совсем иных принципах, и поэтому рождает людей, неспособных к семейной жизни. Светская семья — нестойкий компонент (сейчас распадается 80% заключенных браков).

Задача Церкви — хранить традиционное устроение в микросоциумах, вопреки веянию современности. В отдельно взятой своей семье по взаимному согласию возможно и нужно это делать.

Обратите внимание

Если женщина стремится ко спасению, она неизбежно придет к этому порядку, который изначально был установлен для ее спасения.

Христианские структуры стойки к факторам внешнего воздействия только потому, что в них тщательно сохраняются древние принципы послушания ради Бога, в отличие от светских структур, в которых эти принципы не сохранились.

Многие говорят о монархии, о возрождении изначального божественного устроения общества, но возрождение возможно только в том случае, если человек возродится внутри себя, и только тогда он сможет жить в подобном обществе.

Эти навыки нужно вырабатывать, потому что без этого человек не спасется, поэтому я против феминизма. Я думаю, что женщина, свободная в феминистическом обществе, счастливой никогда не будет. У женщины иное функциональное назначение, чем у мужчины.

Она, будучи уравненной в правах с мужчиной и поставленная на место мужчины – счастья не найдет, потому что её счастье совсем в ином. Оно определяется богоустановленным местом в микросоциуме и в обществе в целом. С этого места её выгоняют. Или она сама себя выгоняет.

Это один из критериев апостасии – отхода от Бога, от божественного состояния. Это – плод работы Князя Тьмы.

Если говорить о равноправии, то его нет, так как мужчины не могут рожать, а женщины не могут заниматься защитой Отечества. Но некоторые православные выдают за идеал православной женщины забитую женщину, которая во всем согласна с мужем.

Но с этим невозможно согласиться, зная примеры Жен Мироносиц, многих святых женщин, которые были совсем не забитыми личностями и могли отстаивать нравственность, чистоту, семейный очаг и Отечество. Все это придумали ненавистники женщин.

Важно

Что касается разных направлений феминизма, то причины их понятны. Женщины чувствуют себя несчастными в силу разных причин: либо с ней рядом не было нормального любящего мужчины, либо у нее высокий уровень притязаний и другое.

Счастья приходит тогда, когда человек работает над собой. Это ложь, что женщина несчастна от того, что у нее нет равных прав с мужчиной, а вот когда у нее будут равные права, то она станет счастливой.

Наоборот, когда женщины приобретают равные права, они становятся несчастными.

Все эти феминистские организации берут начало в западной цивилизации, которая, уничтожая традиционные роли в семье, решает задачу по разрушению семьи.

Водители должны водить, артисты играть, пилоты летать, а давайте мы это все смешаем и скажем, что все должны быть одинаковы и у нас тут же не станет ни водителей, ни пилотов, ни артистов.

Поэтому, когда нет мужских и женских обязанностей, а есть один сплошной унисекс, не может быть никакой ответственности, а если нет ответственности, то все идет к разрушению.

Это выгодно западным организациям, которые преследуют цель разрушения традиционных семейных ценностей.

От феминизма идет гендерное равноправие, когда всевозможные извращения ставятся в один ряд и когда ребенок может считать себя мужчиной, женщиной, трансгендером и так далее, всевозможных полов уже более десяти. Потом еще и педофилов начнут уравнивать в правах, это приведет к окончательному разрушению семьи и общества.

И сейчас происходит разложение семьи. Продукт, который разлагается, выделяет определенное количество тепла, и от этого тепла цивилизация греется, но это уже остатки. Когда полностью распадется традиционная семья и традиционные отношения между людьми, то все окунется в такой мрак, что Средневековье покажется раем.

Совет

По поводу различных направлений феминизма могу сказать одно — обсуждать различные виды шизофрении неразумно. Феминизм — это глубокая нравственная и психическая патология. Если бы люди больше боролись за свои души, то меньше бы занимались всякой ерундой. Но им кажется, что они делают что-то стоящее. Я стараюсь не обсуждать сумасшедших, особенно нюансы их патологических состояний.

Читайте также:  Акафист михаилу архангелу

 Елена Юрефьева — «Православный Взгляд»

Источник: https://orthoview.ru/pravoslavnyj-vzglyad-na-feminizm/

Церковь и феминизм

Своей эпатажной акцией в Храме Христа Спасителя группа никому неизвестных девушек («Pussy Riot») напомнила о давнем конфликте.

Не только радикалы и экстремисты, но и значительная часть умеренных феминисток обвиняют христианство в том, что религия веками служила инструментом подавления женщин и утверждения мужского господства.

Действительно ли Церковь можно назвать системной противницей идеи равенства полов? Как понимать призыв апостола «жена да убоится мужа»? «Фома» попросил разъяснить эти вопросы заместителя декана Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерея Николая Емельянова.

Протоиерей Николай Емельянов

В современной общественной жизни России феминизм как общественное движение крайне непопулярен. Видимо, историческая память еще прочно сохраняет трагедию катастрофического истребления мужчин сперва в гражданскую, а потом и во Вторую Мировую войну. В послевоенную эпоху женщинам пришлось делать буквально все. Поэтому отечественный феминизм имеет природу скорее бытовую, чем идейную.

Однако, иногда, трудами некоторых отдельных людей, феминистский протест выливается и в чисто идеологический эпатаж. Поскольку же в России основной общественный институт, последовательно отстаивающий традиционные ценности – это Церковь, то Церковь и становится подчас единственным адресатом такого эпатажа. Хотя на самом деле, она абсолютно не заслуживает подобных обвинений в свой адрес.

Именно христианство было той силой, которая сформировала базовые представления современной западно-европейской цивилизации об абсолютной ценности человеческой жизни независимо от пола, возраста, цвета кожи и умственных способностей или физических возможностей человека. В церковном понимании, перед лицом Божиим, мужчина и женщина абсолютно равны.

Со всей очевидностью и даже жесткостью, до которой далеко любым феминистским инвективам, это выражено в словах Священного Писания: «Нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28). Собственно, идея о равенстве полов впервые исторически сформировалась только в контексте христианской цивилизации.

И, как показывает опыт, больше ни в каком культурном контексте сформироваться она не смогла.

Обратите внимание

Этот факт говорит уже сам за себя. Идеалы рыцарства, служения Прекрасной Даме – целиком выросли из христианского представления о том, что в каждой женщине мужчина может увидеть образ Пречистой Девы и послужить Ей.

Ведь самым прекрасным, несравнимым ни с кем человеком Церковь называет именно Деву Марию, которая прославляется христианами как несравненно превосходящая самых прекрасных ангелов.

«Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим», – так говорит о Ней древнейший церковный гимн.

Часто приходится слышать, что в Священном Писании есть указания на «второстепенную роль женщины». Как правило вспоминают слова апостола Павла: «жена да боится своего мужа». Феминисток эти слова возмущают, а некоторые мужчины, страдающие от неспособности завоевать авторитет, неправомочно используют эти слова для самоутверждения в семье.

Но все как-то забывают, что фраза вырвана из контекста, и лишь от этого звучит непонятно. Апостол в равной степени призывал к ответственности друг перед другом и женщин и мужчин.

Целиком цитата звучит иначе: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5:33).

Эти слова говорят о том, что мужчина должен так любить свою жену, чтобы быть готовым отдать за нее свою жизнь.

Здесь есть определенная ассиметрия. Она связана с различным мировосприятием мужчины и женщины. Мужчина акцентирован на внешнем, и от него Господь требует внешнего акта самопожертвования за свою семью.

Это не всегда означает необходимость отдать свою жизнь в бою за свою жену и детей.

Важно

Иногда не менее трудно отказаться от дорогих мужских игрушек или пресловутой, ложно понимаемой «свободы» ради заботы о своей семье.

Напротив сильная сторона настоящей женщины – жизнь внутренняя, душевная и духовная. Здесь очень часто мужчинам бывает до женщин очень и очень далеко в кропотливом, день за днем, выстраивании отношений доверия и взаимопонимания. Поэтому Господь и требует от женщины другого.

Если мужчина должен бояться оказаться безответственным трусом перед лицом своей жены, то женщина должна бояться оказаться неспособной любить, бояться оскорбить эту любовь, олицетворением и воплощением которой она является.

Не знаю, что из этого трудней, мужской подвиг или женский.

Уверен только в одном, что к женскому подвигу любви я, как мужчина, совершенно не способен.

Источник: https://www.pravmir.ru/cerkov-i-feminizm/

С богом и богиней: можно ли быть православной феминисткой

Нельзя сказать, что я сразу бросилась в религию: всё было очень рассудочно и длилось года два. Забавно, что по времени моё «обращение» совпало с делом Pussy Riot. Я с ходу оказалась меж двух огней: на православных форумах я непрерывно выступала в защиту Pussy Riot, в атеистических пабликах развеивала мифы о Церкви. Пинали меня и там, и там.

Постепенно погружаясь в православие, я поняла несколько важных вещей. Во-первых, я должна соглашаться с Церковью в принципиальных богословских вопросах; если я не согласна с базовыми принципами — значит, ошиблась религией.

Но в вопросах частных и злободневных имею право на собственное мнение: единственный критерий — моя совесть. Во-вторых, христианство основано на свободе воли.

Если бы это было не так, мы бы до сих пор жили в Раю, потому что Адам и Ева просто не смогли бы совершить то, за что их оттуда выперли.

В-третьих, можно осуждать какие-то поступки, но нельзя осуждать людей, которые их совершают. То есть можно сказать: «Это неприемлемо для меня как христианина», — но помнить, что мы никогда не знаем, что именно привело человека в ту или иную ситуацию. В-четвёртых, ветхозаветные тексты нельзя воспринимать буквально.

В-пятых, святые тоже ошибались. Церковь очень неоднородна. Несмотря на общую консервативность, здесь есть место либеральным взглядам (а если вы судите о консервативности по Всеволоду Чаплину и патриарху, то вы ещё не видели настоящих консерваторов!). Церковь как институт не равнозначна вере.

Церковь называют «телом Христовым» — но всякое тело болеет.

Всё это позволяет мне сочетать религиозность с феминистскими взглядами. Религия накладывает на меня ограничения, но я свободна в том, чтобы принимать их. Я не требую того же от других.

Совет

Иногда религия требует от меня того, против чего выступает моя совесть, — в этих ситуациях я «решаю» вопрос «на двоих» с Богом.

То есть поступаю так, как считаю нужным, и готовлюсь к выступлению на Страшном Суде (предполагается, что суд будет в высшей степени справедливым и моя позиция будет услышана).

Когда заходит речь о религии и феминизме, всех сразу интересует, что там с реальным положением женщины. Всё плохо. Но причина даже не столько в религии, сколько в обществе: оно само по себе консервативно. Религией просто удобно оправдывать всё, что угодно, надёргав разрозненных цитат из Писания.

Это возможно потому, что само Евангелие очень противоречиво. У Андрея Кураева я вычитала мысль, что если религия предлагает готовый ответ на любой вопрос — нужно бежать прочь. Противоречивость христианства может поначалу оттолкнуть, но зато не даёт закоснеть. Мои феминистские взгляды взвинчивают эту противоречивость до небес, зато я всегда сомневаюсь.

Это душевно тяжело, но моя совесть никогда не спит.

Я никогда не испытывала дискриминацию в Церкви, потому что не веду активную общинную жизнь. Наоборот: большинство моих друзей — атеисты, и как раз от них мне периодически достаётся. Бывает очень обидно.

Кстати, то возмущение, которое испытывают феминистки при встрече с незамутнённым сексизмом, очень похоже на то, что периодически чувствуют православные, когда атеисты начинают рассуждать о религии.

Ощущения абсолютно одинаковые — я знаю, потому что постоянно испытываю и то, и другое.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/good-question/229892-feminist-theology

Анастасия Колганова: Православный взгляд на феминизм

 Поделись ссылкой с друзьями

Анастасия Колганова: Православный взгляд на феминизм

В различных словарях понятие феминизм толкуется по-разному. В словаре конфликтолога феминизм– теория равенства полов, лежащая в основе движения женщин за освобождение [1]. Глоссарий гендерных терминов предлагает такое толкование: феминизм – совокупность теорий и движений, направленных на достижение равных прав и возможностей для женщин во всех сферах жизни[2].

М. Кордуэлл в книге «Психология от А до Я» пишет: «Феминизм – личная позиция, акцентирующая уважительное отношение к женщине как человеческому существу. Убеждение в том, что между мужчинами и женщинами должно существовать общественное, экономическое и законодательное равенство» [3].

Это движение возникло во второй половине 18 века в Англии и позднее получило распространение в США, Германии, и многих других странах мира.

Обратите внимание

В русскую культуру феминистические идеи проникли в 40-х годах 19 века под непосредственным воздействием творчества французской писательницы Жорж Санд. В настоящее время уже невозможно говорить о феминизме в каком-то одном смысле.

Феминизм и как теория, и как практика, представляет собой множество различных и часто противоречащих друг другу подходов.

Тем не менее, точкой соприкосновения всех феминистских исследований является стремление проанализировать место женщины, отведенное ей патриархальными структурами, и способствовать устранению или изменению этих структур. Те функции, которые ранее в семье и обществе считались исключительно мужскими, сторонники феминистического стандарта объявили общими для обоих полов [4].

Не смотря на то, что идеология феминизма, как и прочие «прогрессивные» жизненные стандарты, на которые ориентируется современный мир, производится в нескольких странах Запада сами жители Запада отнюдь не торопятся отказываться от классических ценностей: так, западные мужчины предпочитают брать в жены не эмансипированных феминисток, а женщин традиционного склада, и ввиду их нехватки все чаще останавливают свой выбор на женщинах из Восточной Европы, России и Азии. Очевидно, в этом проявляется некий инстинкт борьбы за выживание человечества, поскольку стирание женского в женщине есть один из знаков уничтожения собственно человеческого в человеке. Ведь человек — не абстракция и не поле для бесконечных экспериментов над его богозданной природой. Человек не может оставаться человеком, если он отказывается от своих исконных свойств, в числе которых — быть мужчиной или женщиной. Ибо «сотворил Бог человека по образу Своему… мужчину и женщину сотворил их», как сказано в Святой Библии (Быт. 1:27)[ 5].

Традиционно присущие женщинам качества, формирующие понятие «женственность» — нежность, мягкость, изящество, любовь к ближнему, природная мудрость, чуткость к красоте, самопожертвование, — по мнению идеологов радикального феминизма, суть «гендерные стереотипы мужской культуры».

Современная социокультурная ситуация в рамках феминистических выступлений формирует образ «новой женственности», который пугает своей дикостью и развращенностью.

Понятие любви остается невостребованным в феминистских исследованиях или, во всяком случае, преподносится как часть патриархального наследия, от которого следует избавиться[6].

Каков же образ современной женщины? Сильная, смелая, независимая. Женщина-вождь, женщина-победитель. Она сама управляет своей жизнью, строит карьеру, содержит семью, которую сама и создала.

Важно

Такие женщины – безусловный продукт своего времени. Их показывают по телевизору, о них пишут в газетах.

Но та ли эта свобода, что делает человека счастливым? Ведь, если спросить, хотела бы она другой жизни, она, пожалуй, и согласилась бы, но не знает, как жить по-другому[7].

На первый взгляд, феминизм не затрагивает Православную Церковь и ее вероучение. Его борьба идет в основном в юридическом, правозащитном и социально-политическом поле. Но если внимательнее присмотреться к деятельности активисток феминизма, то четко обозначается религиозная составляющая данного явления.

Идеология феминизма нарушает следующие положения Закона Божия и Церковного Предания:

1) 6-я заповедь Закона Божия гласит: Не убивай (Исх. 20, 13).
Последователи же феминизма отстаивают свободу абортов, т.е. детоубийства в материнской утробе. Они совершенно отвергают ясные свидетельства Священного Писания о том, что младенец в утробе матери – это уже человек, и его убийство является человекоубийством.

2) Ратование феминисток за права женщин-лесбиянок также идет в разрез с Православным вероучением. 7-я заповедь Закона Божия повелевает: Не прелюбодействуй (Исх. 20, 14).
Этой заповедью Господь запрещает всякий блуд, в том числе содомский.

“Противоестественные грехи, например, содомский, – пишет блаженный Августин, – всегда и везде вызывали отвращение и считались заслуживающими наказания.

Если бы все народы предавались ему, то подпали бы осуждению по Божественному закону за это преступление, потому что Бог создал людей не для такого общения друг с другом.

Тут нарушается общение, которое должно быть у нас с Богом, потому что природа, которой Он создатель, оскверняется извращенной похотью” (Исповедь, кн. 3). А феминистки мало того, что сами грешат содомски, они еще добиваются и общественного признания сему богомерзкому пороку.

Совет

3) Господь учит: жена должна повиноваться своему мужу. Хочу также, – пишет святой апостол Павел, – чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог.

Феминистки выступают против этого учения Христа. Они переписали и издали свою богохульную феминистическую антибиблию, в которой имена Божии переделали так, чтобы мужской род в них был заменен на женский. Также с точностью до наоборот изменили все места Священного Писания, где говорится о необходимости женам повиноваться своим мужьям.

4) Наконец, в своих поползновениях антихристианский феминизм посягнул на установленное Священным Писанием и Церковным Преданием исключительное право мужчин быть священнослужителями.

Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; – заповедует святой Апостол Павел, – а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием (1 Тим. 2, 11-15).

Игнорирование правил Святых Апостолов и Вселенских Соборов, а также учения Святых Отцов в еретическом англиканском сообществе привело к капитуляции его перед ложной идеологией феминизма и установлению в нем института женского “епископата” и “священства”[8].

Современным сторонницам феминизма следует задуматься над тем, что жизнь, посвященная борьбе с Творцом, с тем, что Он заповедал своему творению, больше напоминает смерть. Это путь самоуничтожения. Господь говорит: “Жизнь и смерть предложил Я тебе. Избери жизнь” (Втор.30.15)[9].

Сильная сторона настоящей женщины – жизнь внутренняя, душевная и духовная. Любить ближних и приносить себя в жертву во имя любви к ним, вот сущность женщины, совершенный закон ее бытия. Конечно, эгоизм, который наложил отпечаток на все человечество, присущ женщине, но мы говорим о чистой любви, какой она должна быть.

Читайте также:  Житие святых князей бориса и глеба

Если отбросить наросты греха, привнесенные падением прародителей, любовь, которой Творец одарил женщину при всей ее слабости и нежности, воодушевляет ее на мужество, на подвиг творения Добрых дел. Посмотрите, как терпелива женщина в доброделании, насколько ее любовь неутолима! Образцом такой нежной, святой любви всегда почиталась любовь женщины, любовь матери.

Писатели и поэты всех народов и всех времен прославили материнскую любовь.

Обратите внимание

Иногда спрашивают: равны ли способности женщины и мужчины? Они и равны, и неравны. Способности женщины предназначены для одной цели, а мужчины — для другой. У женщины есть свой круг определенной деятельности, где ее способности, конечно, выше способностей мужчины, где мужчина уже не может с нею сравниться.

Дом, семья — вот поприще, на котором женщина и раскрывает все силы своей души. Здесь она полная госпожа, хотя ее влияние здесь не блещет внешним величием. Ее власть проявляется не в жестокости и грубой силе, но пленяет нежностью.

В семье проявляется и ее практичность и искусство — неведомыми путями проникать в сердце мужчины.

Внимательность во всем, внутренняя бдительность, готовность сопереживать каждому несчастью, отзываться на всякую просьбу, врожденный такт, аккуратность в исполнении всякого, даже малого дела, способность ободрять утомленные, скорбящие души — всем этим женщина воздействует на пружины домашнего управлени[10]. Литература:

1. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога, 2009 г. http://vocabulary.ru/dictionary/887/word/feminizm

2. Глоссарий гендерных терминов. ЮНИФЕМ , 2001 http://vocabulary.ru/dictionary/488/word/feminizm
3. М. Кордуэлл. психология от А до Я: Словарь-справочник, 2000 г. http://vocabulary.ru/dictionary/479/word/feminizm
4. Либеральные ценности и феминизм. Игумен Августин (Неводничек) http://www.raskol.net/content/liberalnye-tsennosti-i-feminizm-igumen-avgustin-nevodnichek
5. Православные чудеса http://www.1pravoslavnyi.ru/konec-feminizma/
6. Официальный сайт Московского Патриархата. Заявление Союза православных женщин против феминизмаhttp://www.patriarchia.ru/db/text/2097594.html 
7. Донбас православныйhttp://www.ortodox.donbass.com/text/ivannikova_feminizm.htm
8. “Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем” Александр Монахов http://napravdestoy.livejournal.com/118254.html 9. «Эмансипэ – взгляд на феминизм православной женщины»Монахиня Нина (Крыгина) http://shushnur.homegate.ru/post/10824

10. Слово в Неделю жен-мироносиц архимандрита Кирилла, Троице-Сергиева Лавра http://forum.od.ua/archive/index.php?t162068.html&s=932d5e13d0ab439278a53a578e3e8e26

Другие способы внести пожертвование  

Источник: http://syktyvkar.eparchia.ru/femenizm.html

Эмансипэ – взгляд на феминизм православной женщины

Ева” – в переводе значит “жизнь”. Такое имя, раскрывающее сущность её обладательницы, было дано первой женщине.

Оно запечатлело в себе замысел Творца о предназначении всех женщин, имеющих общую прародительницу, независимо от того, помнят они об этом или нет.

Это предназначение касается не только и не столько физического продолжения рода, деторождения, сколько участи в вечности самой женщины и тех, кто должен от неё родиться, кого она совместно с мужем должна воспитать для жизни в Царствии Небесном.

——————————————–

Столь высокое предназначение можно выполнить только тогда, когда сами потенциальные носители жизни живут в соответствии с заповедями Божьими, а не противоборствуют им. “На кого воззрю, — говорит Господь, — только на кроткого и молчаливого и трепещущего словес Моих” (Исх.66,2). Всегда ли современные Евы соответствуют этим характеристикам?

Важно

К сожалению, нет. Более того, в настоящее время существуют разнообразные общественные движения, деятельность которых направлена на “разрушение до основания” в сознании людей представлений о богоустановленном миропорядке. К их числу относится и феминистское движение, призывающее женщин к эмансипации, под которой понимается раскрепощение от традиционной системы ценностей.

Семья – это малая Церковь. Смысловой удар разработчиков идей феминизма направлен на ценностный, духовный выбор тех, кто находится в самом центре “домашней Церкви” (Рим.16,4), кто является связующим звеном между мужем (главой семьи) и детьми (будущими создателями “малых Церквей”).

В Православии предусматривается четкая семейная иерархия: мужчина является главой, кормильцем и защитником семьи. Он, находясь в послушании Богу, обладает безусловным духовным, нравственным авторитетом.

Женщина должна находиться в подчинении мужу, ибо сказано: “Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос, глава Церкви” (Еф.5,22-23). Ожидается, что женщина будет заботливой супругой (“помощницей ему” (Быт.

2,18)), нежной матерью, воспитывающей совместно с супругом своих детей в соответствии с заповедями Божьими, и добросовестной хозяйкой. Дети воспринимаются родителями как дар Божий и растут в послушании и уважении к старшим. Так должно быть по замыслу Творца.

Но что предлагают современные поборники эмансипации? Они призывают сделать всё наоборот. Приведем несколько выдержек из публикаций убеждённых сторонниц эмансипации.

Философ и культуролог из Чехии Иржина Смейкалова-Стрикланд считает, что за словом “”феминизм” кроются заявления о женской угнетенности в патриархальной культуре”[1,381-382], с которой и предлагается бороться всеми доступными способами.

Её американская единомышленница Барбара Берг в своей работе “Врата памяти: истоки американского феминизма” главное внимание уделяет достижению женщинами большей индивидуальной свободы.

Она заявляет: “Это свобода решать свою собственную судьбу; свобода от детерминированной полом роли; свобода от подавляющих ограничений со стороны общества; свобода полного выражения своих мыслей и превращение их в действие. Феминизм требует признания права женщин на индивидуальную совесть и суждение”. И всё вышесказанное понимается “как борьба за прекращение угнетения по половому признаку” [1,245].

Совет

Богоборческая суть женской эмансипации заключается, на наш взгляд, в том, что грех как преступление заповедей Божиих возводится в ранг добродетели. Прежде всего, это касается греха гордости. Современные Евы снова стремятся стать “как боги, знающие добро и зло” (Быт.3,5).

Изменяется вектор направленности в духовном становлении женщины. Современной Еве предлагается перевёрнутая система ценностей. Вместо подчинения мужу и помощи ему — горделивое, самодовольное равенство с ним (а на деле – нередко стремление к главенству над ним).

Вместо рождения и воспитания детей, ибо сказано, что “женщина спасается чадородием” (1 Тим.

2, 15), — безудержное желание заняться личностным и профессиональным самореализацией, которое при более пристальном рассмотрении чаще всего оказывается примитивным эгоистичным желанием пожить для себя.

А ведь “деторождение есть не только исполнение Божия Завета “плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю”(Быт. 1, 28), но и вид служения Богу, неотъемлемого от брачной жизни” [5, 110]. А как же заповедь Христа: “Отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мной” (Мф. 16, 24)?!

Призыв”пожить для себя”, “думать, прежде всего, о себе”, так широко растиражированный сторонниками эмансипации, на самом деле является ловушкой, приводящей к “публичному одиночеству”, когда наличие других людей вокруг субъективно воспринимается как пустыня. Когда никто, кроме себя, по большому счёту и не интересен. Когда главной целью жизни становится достижение иллюзорного равенства с представителями другого пола. Когда на всё вокруг предлагается смотреть через амбразуру собственного больного самолюбия.

Тем не менее, воинственные представительницы “прекрасной половины человечества”, увлеченные идеей эмансипации, тоже хотят быть счастливыми в своей жизни.

Они искренне верят, что, действуя в жизни как мужчины, будут иметь от неё всё то, что имеют “представители сильного пола” и, добавочно к этому, то, что полагается им как женщинам.

Обратите внимание

Они ожидают, а порой буквально требуют к себе уважительного и бережного отношения со стороны окружающих. Демонстрируя на работе и дома мужской стиль поведения, включающий в себя такие характеристики как “властность”, “решительность”, “жёсткость” и др.

, они буквально требуют к себе отношения как к представительнице “слабого пола”. “Раскрепощенные” женщины так же настроены на проявление любви и внимания со стороны мужа, заботы и послушания — со стороны детей в собственной семье.

Когда убежденные современные “эмансипэ”, внешне состоявшиеся в жизни, рассказывают о себе, то обычно приходится слышать одно и тот же: “У меня всё есть”. А потом выясняется, что есть всё, кроме счастья.

И такой итог неизбежен. Счастье человека зависит не от внешних обстоятельств, а от состояния души. “Страсти” и “страдания” – это однокоренные слова. Вскармливая и взращивая собственные страсти, человек любого пола тем самым увеличивает и меру собственных страданий; обезличивается, обезображивается в той мере, в какой отходит от того, что задумано Творцом.

Архимандрит Рафаил (Карелин) в книге “В поисках истины” описывает свои диалоги со старой дворянкой. В одной из приведённых бесед есть, на наш взгляд, очень точный образ феминисток, который возник у собеседницы архимандрита ещё тогда, когда эмансипация в России и в мире только начинала набирать свои обороты.

Умудренная жизненным опытом женщина, в частности, сказала: “Я никогда не была феминисткой, как некоторые женщины из моего круга. Феминизм внушал мне чувство отвращения. В древности скифские племена сооружали около дороги изваяния – высеченные из каменных глыб человеческие фигуры: они состояли из туловища и головы, но рук и лица у них не было.

Нельзя было разобрать, мужчина это или женщина; их называли “каменные бабы”. Феминизм представлялся мне производством каменных баб. Женщины хотели сравняться с мужчинами и превращались в какие-то грубые, бесформенные существа.

Теряя женскую красоту, они не получали мужской силы; теряя тонкость и изящество души, они не приобретали широты мужского рассудка.

Феминистки, которые демонстративно подчеркивали равенство с мужчинами тем, что ездили на велосипедах по улице с папироской в зубах, казались мне предательницами женского достоинства, какими-то живыми карикатурами” [2, 64-65]. Это довольно жёсткий и вместе с тем очень точный образ эмансипированных женщин, болезненный для многих её представительниц, и, тем ни менее, такой узнаваемый в наши дни.

Важно

Но почему эмансипация вообще стала возможна? Что является духовной первопричиной столь широкого распространения изуродованного, карикатурного женского образа?

С точки зрения русского философа А.И. Ильина, “жизнь без святыни есть первое большое бедствие нашего времени. … Ведь наша земная жизнь имеет свой сокровенный, высший смысл. Он – не на поверхности повседневности мелочной суеты.

… Он требует от нас непринужденного признания и решительного предпочтения… Если же мы не удовлетворим этому требованию… тогда ускользнёт от нас высший смысл жизни и наступит незаметно осквернение её.

И не потому, что она станет бессмысленной сама по себе, а потому, что мы начнём жить так, как если бы она была бессмысленной”[4, 7-8].

“Эта лишенная святого пошлость может ко всему примазываться, во всем укореняться; а там, где она проникает и ширится, вырождается всё – как в отдельном человеке, так и в жизни целых поколений” [там же, 11]. На наш взгляд, всё вышесказанное напрямую относиться и к эмансипации женщин.

Мнение русского философа И.А. Ильина во многом согласуется с исследованиями психологов. Анализируя образ женщины в истории, американский исследователь Дж. Хантер, пришла к выводу, что процесс женской эмансипации со времен глубокой античности прямо связывался с распадом морали, с деструктивными социальными последствиями, разрушением семьи [3, 72].

Будучи психологом, мне неоднократно приходилось консультировать “раскрепощенных” женщин, обращавшихся с просьбой помочь разрешить серьёзные семейные проблемы. Некоторые из них, привыкшие всю жизнь “пробиваться” и “рассчитывать только на себя”, в личной беседе с болью признавались: “Ну, что я могу сделать. Я не умею любить.

Я не испытываю чувство благодарности. Я не знала, что такое материнская любовь. Я ничего не могу дать своим детям и мужу. Мне просто плохо”. Страшно и больно! В доме без любви и благодарности всегда ощущается могильный холод.

А выход только один – впустить в сердце и в свой дом Бога, начать жить по Его заповедям, а не вопреки им.

Современным сторонницам эмансипации следует задуматься над тем, что жизнь, посвященная борьбе с Творцом, с тем, что Он заповедал своему творению, больше напоминает смерть. Это путь самоуничтожения. Господь говорит: “Жизнь и смерть предложил Я тебе. Избери жизнь” (Втор.30.15).

Источник : http://moole.ru/blog/pravoslav/news/302200-jemansipje.html

Совет

Библиографический список: 1. Антология гендерной исследований. Сб. пер. /Сост. и комментарии Е. А. Гаповой, А.Р. Усмановой. – Мн.: Пропилеи, 2000. -384с. 2. Архимандрит Рафаил (Карелин). В поисках истины.

Беседы о духовной жизни. – Саратов: Изд-во Саратовской епархии, 2005.-351с. 3. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – Спб.: Питер, 2006. -544с. 4. Ильин И.А. Книга надежд и утешений. – М.

: Апостол Веры, 2006. -384с.

5. Священник Владимир Зелинский, Н. Костомарова. Загадка “единой плоти” или попытка задуматься о христианском браке. // И будут двое одна плоть. Размышления о христианском браке. /Сост. А.Баранов. – М.: ОБРАЗ, 2006. – С.95- 127.

Автор :

Профессор, кандидат психологических наук, насельница Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов»

монахиня Нина (Крыгина)

Источник: http://shushnur.homegate.ru/post/10824

Заметки православного феминиста

    Лично я по вере – православный христианин, по убеждением – либеральный феминист. Либеральный феминизм постулирует полное равенство полов не только в смысле гражданских прав (что сейчас не оспаривается никем), но и в смысле равенства общественных и семейных ролей, обязанностей и т.д.

Также феминизм борется с гендерными стереотипами, предписывающими женщинам и мужчинам определенные различные модели поведения. Обычно считается, что феминизм несовместим с “классическим христианством”, по крайней мере, с православием.

Я с этим не согласен, и считаю, что в большинстве вопросов их вполне можно совместить без взаимного ущерба.    

В чем, собственно, проблема? Все христиане в один голос утверждают, что женщины и мужчины имеют равное человеческое достоинство, равные возможности к спасению, что в христианстве недопустимы унижения одних людей другими, в том числе женщин мужчинами. А православные и католики даже почитают одну Женщину – Деву Марию – превыше самих ангелов. Но проблемы есть.

Во-первых, женщины в православии (в дальнейшем будем говорить именно о нем) не могут принимать священный сан и, следовательно, управлять Церковью. Во-вторых, Библия и Отцы Церкви предписывают женщине в той или иной мере подчиненное положение в семье, церковной общине и, по мнению многих, в обществе в целом.

В-третьих, на протяжении многих веков женщины в христианских странах подвергались дискриминации, и это часто оправдывалось Церковью. В-четвертых, женщинам предписываются определенные ограничения в храме: им нельзя входить в алтарь, нельзя причащаться в критические дни, надо покрывать голову и т.д.

Кроме того, если рассматривать аборт как право женщины распоряжаться собственным телом, то запрет Церкви на аборты также ограничивает женщину в правах.

Обратите внимание

Я сконцентрирую внимание на первых двух пунктах. Третий пункт не имеет прямого отношения к делу, поскольку дискриминация женщин имела место во всем мире независимо от христианства, и если кто-то пытался обосновать ее на основании христианства, то это еще не значит, что действительно христианство это поддерживает.

Христианство вообще никогда не стремилось к революционным преобразованиям в мирской жизни, у него другие цели, потому обвинять Церковь в отсутствии попыток изменить существующий общественный строй в большинстве случаев некорректно.

Более того, как я еще не раз буду говорить, даже мнения святых Отцов, поскольку они не касаются вероучительных вопросов, а только социальных, не могут считаться учением всей Церкви, поскольку и Отцы (особенно в недогматических вопросах) могли выражать личные мнения или мнения общества в их время. (Впрочем, замечу, что Отцы мало говорили на эту тему.

Читайте также:  Как рассказать и объяснить ребенку, что такое смерть

“Антиженские” высказывания отцов-монахов не идут в счет, поскольку они говорят только о том, что женщины представляют угрозу для мужчин-монахов, т.к. могут склонить их, сознательно или нет, к блудному греху. О женщинах же в контексте семейной жизни из восточных Отцов писал практически только св.

Иоанн Златоуст, мнения которого достаточно взвешены, но все же в некоторых местах явно отражают стереотипы его времени и в силу вышесказанного не могут считаться учением всей Церкви.

) Четвертый пункт, по поводу женской “ритуальной нечистоты”, сейчас активно дискутируется в христианском мире, и я бы не хотел встрявать в эту узкоспециальную дискуссию, поскольку речь тут не идет о правах женщин, а только о тех или иных правилах и обычаях и необходимости их придерживаться (напр.

, реально женщина ничего не теряет от невозможности зайти в алтарь, тем более что мужчинам без крайней надобности туда тоже заходить нельзя, а женщины в монастырях туда все-таки заходят). Вопрос о покрытии головы будет затронут при рассмотрении соответствующего места из Писания. Вопрос об абортах – это вообще не вопрос о правах женщин, а однозначное утверждение христианского вероучения, что нельзя прерывать жизнь человека, которая начинается с момента зачатия (или по крайней мере – начиная с определенной стадии развития плода, в эти тонкости тоже лезть не будем). А вероучительные позиции не меняются, даже если бы это и ограничивало кого-то в правах.

С первыми двумя пунктами все не так просто. Учение Церкви о том, что женщины не могут быть священниками, совершенно однозначно. Правда, нет однозначного и общепринятого, а главное – богословски четко обоснованного, объяснения, почему. Из Библии также не выкинешь те места, где говорится о роли женщин в Церкви и семье (о роли женщин в обществе в целом там практически нет).

Правда, толкование этих мест не всегда однозначно, и кое-что, возможно, следует понимать не совсем так, как это раньше часто понимали (см. ниже). Но попытки некоторых западных богословов и библеистов с помощью различных лингвистических и контекстуальных исследований полностью отрицать какие бы то ни было различия гендерных ролей в Библии все же выглядят слишком неубедительно.

Приводимые часто в православной литературе, особенно в последнее время, аргументы и объяснения по данному вопросу, обычно нельзя считать удовлетворительными. В первую очередь потому, что они основываются либо на символическом толковании, либо на том, что я называю “социологическим объяснением”.

Символическое толкование – это, например, утверждение о том, что раз священник – образ Христа, а Христос был мужчиной, то священник должен быть мужчиной. Но одной лишь символики явно мало для пояснения.

“Социологические объяснения” – это рассуждения такого плана (не только в религиозных вопросах, а и вообще): “Женщины физически слабее, поэтому им нельзя заниматься физическим трудом. Женщины более эмоциональны, поэтому им нельзя быть учителями и проповедниками. Они мягче, любвеобильней, поэтому им надо быть с детьми.

Важно

Они разговорчивы, поэтому им нельзя доверять тайну исповеди и т.д.” Дело даже не в том, что это звучит унизительно.

Главное в том, что женщины бывают разные, и даже если с точки зрения статистики и социологии все это верно (чего я не утверждаю), то все равно найдется хотя бы несколько женщин, которых это не касается, и тогда, по идее, на них эти рассуждения не распространяются, и соответственно доказательства теряют универсальность. Можно договориться тогда, что большинству женщин в силу их психологии нельзя быть священниками, но некоторым все-таки можно.

Я предлагаю свое богословское объяснение, из которого затем будет следовать и ответы на все остальные вопросы. Ни в коем случае не претендую на истинность своих предположений, это только рабочая гипотеза.

За основу я беру представление о Христе как Женихе Церкви. Предполагаю (хотя не могу ничего доказать), что именно эти отношения являются так сказать “архетипом”, предвечным образцом для отношений мужа и жены и вообще мужского и женского начала. В Ветхом Завете вместо Христа и Церкви был Бог и Израиль (см. Песнь Песней).

Итак, суть “отношений” в том, что мужское начало “дает”, а женское – “принимает”. Христос дает спасение, Церковь принимает спасение. Христос дает любовь Церкви, Церковь отвечает тем же. Христос создает Церковь, Церковь существует в Нем и Им.

То же касается и шире отношений Бога и мира (Вселенной): Бог дал жизнь миру, мир принимает жизнь, Бог дает благодать, люди принимают и т.д. Извините за натурализм, но и в биологии мужские особи дают семя, а женские принимают. Возможно, потому и Ева создана из Адама, чтобы Адам дал жизнь Еве. Такая концепция позволяет многое объяснить.

Например, почему к Богу мы обращаемся в мужском роде, хотя Он не имеет пола: потому что Он по отношению к нам выполняет “мужскую” роль (как было написано выше). Это же объясняет, почему Христос воплотился как мужчина – потому что Он должен стать Женихом Церкви (именно в вышеописанном смысле), а женщина не может стать женихом.

Самое главное, что это позволяет понять исключительно мужское священство: потому что священник по отношению к пастве выполняет “мужскую” роль – давать благодать от имени Христа – Жениха и Подателя всего.

Совет

Потому, скажем, раса Христа не имеет значения для расы священника, а пол имеет, потому что священник выступает как образ и “инструмент” Христа именно в роли Жениха. Наконец, это объясняет, почему мужу заповедано “любить” жену, а жене – “бояться” мужа. Понятно, что страх этот – не панический ужас, а нечто подобное “страху Божию”, который тоже есть любовь.

Но любовь ответная. “Человек любит Бога” и “человек боится Бога” – этот почти одно и то же, а вот сказать “Бог боится человека” вместо “Бог любит человека” – невозможно. Потому тут имеется тонкое метафизическое различие между любовью мужа к жене и жены к мужу. (Не подумайте, что я сравниваю мужчину с Богом, я только говорю о различии “дающей” и “принимающей” любви).

Грехопадение Евы здесь особой роли не играет – подвиг Богородицы превыше греха Евы, так что вряд ли те события играют определяющую роль сейчас (хотя это отдельная тема).

Еще подчеркну, что суть отношений Христа и Церкви (и их образа – мужа и жены) не в подчинении Церкви Христу, а в единстве их как Главы и тела, причем “глава” понимается не в смысле “начальник”, а в смысле “источник” (напр., любви). Такое понимание греч. слова “кефале” подтверждается как современными исследованиями лингвистов, так и толкованием того же Златоуста на 1Кор. 11:3.

Он справедливо говорит, что если бы “глава жене – муж” понималось в смысле подчинения, то тогда “глава Христу – Бог” будет явным арианством. Если же речь идет об источнике, то все нормально: “источник” Сына – Отец, “источник” жены – муж (и в смысле сотворения Евы, и в смысле источника любви или еще чего-то в браке).

В общем и целом эти соображения объясняют и все остальные места в Новом Завете, касающиеся отношений женщин и мужчин. Можно обсуждать каждое место в отдельности (см.

дальше), но мы же не протестанты, чтобы выводить всё исключительно из буквального смысла Писания, так что примера равноапостольных жен достаточно для того, чтобы отклонить буквальное понимание 1 Тим 2: 11, а отнести его, скажем, к тому, что женщины не могут быть священниками, а в церкви учить может только священник. Вне церкви – пожалуйста, учите, если правильно учите.

Также хочу подчеркнуть, что все вышесказанное касается только семьи и Церкви, а никак не общественных отношений между полами. Незамужняя женщина никоим образом никакому мужчине не подчинена и даже не “принимает” ни от кого никакую любовь (кроме Христа).

Понятно, что ничто не мешает женщине быть начальницей на работе, в государстве (примеры – канонизированные византийские императрицы или библейская Девора) и т.д. Также я не склонен к тому, чтобы считать, что христианство указывает нам конкретный механизм принятия решений на семейном совете – за мужчиной или женщиной должно быть последнее слово при решении вопроса, куда ехать отдыхать, к примеру. Христианин склонен к смирению и уступчивости, особенно если любит, так что ничего плохого не вижу в том, если муж будет уступать жене из любви к ней, а жена смиренно примет эту любовь и в ответ возьмет на себя бремя принятия решения.

Теперь, изложив данную теорию, пройдемся вкратце по наиболее важным для данного вопроса местам Писания.

Обратите внимание

Собственно, в Библии таких мест очень мало. История грехопадения из Бытия крайне неоднозначна уже хотя бы потому, что мы не уверены, с какой степенью буквализма следует понимать вообще всю эту историю (это совсем другая тема).

В любом случае, сотворение из “ребра” (точнее, из “бока” в оригинале) не означает какой-то вторичности или подчиненности женщины, а только ее “единосущность” с мужчиной.

Слово “помощник” в отношении женщины также не имеет подобного оттенка уже хотя бы потому, что в Псалмах, к примеру, часто употребляется выражение “Бог – Помощник мой”, что конечно же не означает, что Бог подчинен человеку или существует ради человека.

А слова “и к мужу твоему влечение (в греческом – обращение) твое, и он будет господствовать над тобою” сказаны уже после грехопадения, следовательно: а) не были изначальным планом Божиим; б) могут пониматься как пророчество о том, что так будет, а не как указание, что так должно быть; в) возможно, уже не действуют после Христа, отменившего ветхозаветные проклятия.

Анализировать положение женщины согласно Закону нет сейчас смысла для нас, т.к. закон отменен.

Противопоставление “доброй жены” и “злой жены” в Притчах и книгах Премудрости имеют целью противопоставить праведный и греховный образ жизни женщины, и если описанная там домохозяйка (“добрая жена”) безусловно праведна, это не означает, что любая праведная женщина должна быть такой же домохозяйкой (лучший контрпример – христианские девственницы).

  Есть в ВЗ и явно “нетипичные”, однако однозначно положительные женские персонажи – судья и военачальница Девора, Иудифь и др. Христос в Евангелиях – вообще чуть ли не феминист. Во-первых, Он имеет женщин-учениц, что было немыслимо среди раввинов и книжников того времени. Именно им Он первым являет Свое воскресение и велит проповедовать (!) об этом апостолам.

Он часто говорит с женщинами о “высоких материях”, что в Его время выглядело крайне необычно: особенно яркий пример – самарянка, мало того, что женщина, да еще и нееврейка, да еще и с плохой репутацией – и именно ей впервые Господь открывает Себя как Мессию! Более того, Он осуждает Марфу за то, что она занималась типично женским занятием – приготовлением угощения, и восхваляет Марию за то, что она занималась типично мужским в то время делом – сидела у ног Учителя и слушала Его. Также Он осуждает практику разводов по первому требованию мужчины, защищает обвиненную в прелюбодеянии и т.д. Апостолы, правда, – только мужчины, и я думаю, это связано с тем, что им предстояло быть и “епископами”, священнодействовать, хотя сам по себе факт, что апостолы все мужчины, еще ничего не доказывает. Но роль женщин в апостольское время очень велика. Особенно интересно, что ап. Павел (которого так часто обвиняют в мужском шовинизме) в посланиях упоминает очень много женщин-сотрудниц: и Прискиллу (иногда с мужем Акилой, а иногда и без него, либо ее на первом месте), и диакониссу Фиву, и Юнию (которая вместе с Андроником – “нарочита во Апостолех” Рим. 16:7), и множество других (достаточно посмотреть Рим. 16); есть также пророчицы (Деян.21:9). (А в дальнейшем – сонмы мучениц, преподобных жен, равноапостольных жен, благоверных цариц и т.д., не говоря уже о Богородице.) Тому же Павлу принадлежать и самые известные слова о равночестии в том числе женщин и мужчин: “Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе” (Гал. 3:28). Также и в 1Кор. 7 целая серия рассуждений поочередно и в подчеркнуто равной степени касается мужчин и женщин: “если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; 13 и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. 14 Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим… 16 Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?.. Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; 33 а женатый заботится о мирском, как угодить жене. Есть разность между замужнею и девицею: 34 незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу…”

Важно

Еще один важный момент – Апостол всегда говорит о том, как надо действовать христианам в конкретной ситуации, и это не всегда означает, что сама ситуация правильна. Напр., очень часто рассуждения о мужьях и женах идут перед или после рассуждениях о рабах и господах.

Но если Апостол говорит “Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом” (Еф. 6:5), это означает, что до тех пор, пока есть рабство, рабы-христиане должны повиноваться господам, но совсем не означает, что св. Павел одобряет институт рабовладельчества как таковой.

Потому когда, к примеру, в 1Кор.

7:38 он говорит “выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше”, из этого не следует, что он одобряет тот факт, что отцы выбирают за дочерей, выходить ли им замуж и за кого, а говорит лишь, что раз уж это так есть, то лучше поступит тот, кто не выдаст.

То же касается мест, говорящих о том, женщины должны хорошо “управлять домом” (1Тим. 5:14, Тит 2:5) – это говорит только о том, что каждый должен хорошо делать свое дело, и раз женщине поручено управление домом, то пусть делает это хорошо (а совсем не то, что “домоуправление” – чисто “женское дело”, доказательство – мужчинам тоже поручается эта обязанность в 1Тим. 3:4, 12)

Источник: https://ym-23.livejournal.com/4305.html

Ссылка на основную публикацию