Церковь и армия

Церковь и Армия

Думаю, все согласятся со мной, если я скажу, что Россия за годы безбожия в духовно-нравственном отношении потеряла очень многое из того, что скопила за века своего существования. Ныне, чтобы наше государство могло возродиться —

нужно возродить в нем религиозный дух, и прежде всего в Армии.

Вспомним, что такой труднооцениваемый политик, как Сталин, ничего лучше не нашел, как в 1943 году восстановить Патриаршество.

В течение двух суток был подготовлен Собор, на который из лагерей и тюрем съехались архиереи, чтобы начать духовное возрождение в разгар войны, в начале коренного перелома. И этот перелом свершился.

Обратите внимание

Мне могут возразить: Сталин воспитывался в семинарии, а мы были советскими людьми, у нас другое воспитание. Однако нельзя не согласиться с тем, что его отношение к коммунистической идеологии было все же более трепетным, чем

наше.

Весь опыт нашей жизни подтверждает, что идеология безбожия у нас не приживается. Несмотря на то, что прошли годы, что пришли поколения, которые не слышали о Боге, не читали религиозной литературы, даже чисто статистически религиозность нашего народа гораздо выше, чем в Европе, где никаких гонений ни на Церковь, ни на мечеть, ни на синагогу не было. Это говорит о том, что дух

веры неистребим.

Если это понимал такой руководитель нашего государства, как Сталин, я думаю, что и каждый может сообразить, что религия играет огромную роль в жизни народа. Она — хранительница духовных ценностей, нашей исторической

памяти.

Если бы у нас не было Церкви, мы с вами не помнили бы ни об Александре Невском, ни о Димитрии Донском. Они остались в памяти народа благодаря летописям, которые составлялись церковными людьми, которые читались в храмах и в домах на протяжении семисот лет становления нашего народа. Поэтому эти святые имена, эти события, в которых явился победоносный русский дух,

хранились как предание и дошли до наших дней.

На что еще хотелось бы обратить внимание? Когда Император Петр Великий решил переделать Россию на западный лад — это оказало существенное влияние на все стороны жизни народа. Этот европейский подход принес, безусловно, положительные результаты, но некоторые элементы его носили деструктивный характер.

Была создана новая государственная идеология, которая сначала была усвоена верхушкой общества, затем его слоями. Согласно ей, военные образуют одну общественную среду, чиновники — другую, ученые — третью, и так далее.

Такое деление на сословия, между которыми возникают противоречия, ни в коей мере не соответствует

исторической реальности нашего государства, его духу.

Как-то, в офицерском собрании, я обратился к аудитории: «Господа офицеры! Есть ли среди вас некрещеные?» Из полного зала поднял руку один человек. Что это значит? Это значит, что и сейчас мы присутствуем, хотя и при военном, но, одновременно, и при церковном собрании.

Важно

Каждый крещеный человек есть член Русской Православной Церкви. Поэтому он не может воспринимать духовенство этой Церкви как «вы», а себя — как «мы». Если ты крещеный, член Церкви — это значит «мы», и если я строю храм — я его строю себе, своей Церкви, в том числе своему священнику, своему митрополиту и так далее.

То же и в Армии. Практически у нас нет россиянина, независимо от национальности, вероисповедания, который так или иначе не относился бы к Армии.

Либо он является военнослужащим, либо в армии служит кто-то из его родственников, либо он работает в военно-промышленном комплексе, либо его ребенок учится в одной школе с сыном солдата или офицера. То есть Армия

— это не значит «они», Армия — это тоже «мы».

Дальше. Если посадить российскую армию на жалованье, чтобы она была профессиональная — хотя кто скажет, что у нас армия непрофессиональная? — она не станет чем — то отдельным от народа. Поэтому говорить о единстве Церкви и Армии в этом смысле даже смешно. Это все равно, что говорить о единстве русской отечественной школы, образования

и науки. Армия и Церковь — это совершенно, абсолютно пересекающиеся области.

Лозунг об отделении Церкви от государства — это лозунг французской революции. И мы вслед за Лениным его повторяем. А что это значит? Вот я люблю свою Родину, и я готов ей служить. Готов служить и нашей Армии, не получая жалованья от Министерства обороны, и делаю это с энтузиазмом, и нахожу людей, которые готовы нашей Армии помогать.

Тогда в чем заключается это отделение — совершенно непонятно. Во всех европейских странах в армии присутствуют капелланы, и это в порядке вещей. Никто не говорит о слиянии Церкви с государством. От такого слияния, прежде всего, пострадала бы она сама. Слава Богу, Церковь свободна от этого.

Церковь не может быть ведомством по православному вероисповеданию, как это стало при царе Петре I и продолжалось 200

лет.

Сейчас в России для Церкви сложились самые благоприятные условия за всю тысячелетнюю историю нашей страны. И каждый гражданин должен усвоить две вещи: Армия — это моя Армия, Церковь — это моя Церковь.

Совет

Если у нас не будет Армии — мы не сохраним свою территорию, даже если у нас и будет достаточно населения.

Хотя, если наши женщины по-прежнему будут отказываться рожать детей — нам придется еще и еще отдавать огромные территории другим народам. От Армии, от

ее боеспособности, эффективности зависит, быть ли нашему государству.

Независимо от того, кто это государство защищает — буддист, мусульманин или православный. И буддист ведь защищает наши храмы, наши мечети, наши

синагоги!

В государстве Израиль, которое возникло после войны и имеет демократический строй, конституцию, парламент, особым образом относятся к людям, которые являются хранителями религиозных традиций. Они не работают, их государство кормит за счет налогоплательщиков только для того, чтобы они были.

Эти люди живут совершенно иначе, чем все остальные граждане. Они молятся Богу, исполняют все предписания, они многодетны. И государство осознает, что присутствие этих людей в народе воспроизводит самоидентичность. Не будь этих людей — и еврейский народ забудет свою историю, свой язык, забудет своих мудрецов.

А у нас Церковь зачастую воспринимают только лишь как хранительницу

своих сословных интересов. Это крайне неверно.

Журналисты нам часто задают вопросы: «Вы благословляете, освящаете танковые колонны. А как же заповедь «не убий»? Но русский солдат никогда не идет на войну убивать. Он идет умирать. У него совершенно иное отношение к войне и к ратному подвигу.

Армия должна восприниматься не как место, где надо убивать, а как место, где можно счастливо послужить своему Отечеству.

Надо осознать, что наше Отечество находится в реальной опасности! И если мы не вернемся к подлинному патриотическому воспитанию, которое основано на знании традиций, исторического пути России, ее религиозности, — то мы не сможем реализовать наши планы, и произойдет катастрофа.

Обратите внимание

Поэтому сейчас нам не время разъединяться. Тем более, что политическая задача современности перед нами поставлена, это — интеграция в европейскую жизнь. Но если в Европе присутствие священников в Армии

воспринимается как совершенно необходимое, то в России, к сожалению, иначе.

Семь лет существует факультет православной культуры в Академии ракетных войск имени Императора Петра Великого. За семь лет его существования среди курсантов Академии, которые посещают занятия на этом факультете, где параллельно происходит воцерковление, не было ни одного нарушителя дисциплины. Разве это ни

о чем не говорит?

В заключение хотелось бы кое о чем напомнить. Все мы учились в советской школе, проходили разные идеологические дисциплины. Нас учили, что Церковь всегда была служанкой государства. Отлично! Возьмите нас, и

мы будем служить государству и его Армии.

Сейчас оно находится в состоянии системного кризиса. Однако, согласно опросам населения, Церковь и Армия — по — прежнему самые здоровые, самые надежные институты в государстве. Так считают россияне. Будем надеяться, что в умах людей, принимающих решения, вопрос о необходимости всестороннего взаимодействия нашей Армии и нашей Церкви

дозреет и принесет плод, давно ожидаемый народом.

Прот. Димитрий Смирнов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.

Источник: Вестник Военного и морского духовенства,

июнь-июль 2004.

Настоятель храма Всемилостивого Спаса о.Александр Ильяшенко приглашает всех желающих (взрослых и детей среднего и старшего школьноговозраста) на цикл бесед о II Мировой войне, посвященный 60-летию Победы.Православный взгляд на Вторую Мировуювойну(непридуманные рассказы)Первая беседа состоится 14 ноября 2004 г. в 14:00 в помещении храма Всемилостивого Спаса (адрес: м.“Новослободская” или “Савеловская”, ул. Новослободская, д.58, кор.5) см. схему проезда.Телефондля справок: 972-95-71

Источник: https://www.pravmir.ru/cerkov-i-armiya/

Церковь и армия в России

Большие перемены, которые произошли в жизни российского государства и общества, не могли не сказаться на взаимоотношениях церкви и армии.

Динамика и тенденция развития религиозной ситуации в Вооруженных Силах России в целом соответствует развитию подобной ситуации в стране: отмечается рост числа верующих, которые все чаще участвуют в богослужениях, активнее проявляют интерес к религии. И это нельзя не учитывать в воспитательной работе с военнослужащими. 

Рассматривая проблему взаимоотношений церкви и армии в современных условиях, необходимо вспомнить их исторические аспекты. 

Важно

Союз служителей веры и воинства начал формироваться с первых веков христианства на Руси. Ведь русское воинство представляло не иначе как святую доблестную рать, называя его «христолюбивым». 

В церковном языке слово «воин» имеет особое значение. Среди святых, почитаемых Русской православной церковью, немало воинов – римских легионеров, русских князей.

Среди них Федор Стратилат, Дмитрий Солунский, небесный покровитель русского народа Георгий Победоносец, великие русские полководцы святые благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, сам креститель Руси святой равноапостольный князь Владимир, святые князя-страстотерпцы Борис и Глеб Черниговские и многие другие. 

Русские дружины шли в бой с благословения церкви, под святыми знаменами и заступничеством икон, считавшихся чудотворными. Вера для ратников имела огромное значение. Она вселяла уверенность в победе, в правоте своего дела. 

Читайте также:  Свято-елисаветинский женский монастырь в калининграде

Определяя войну вообще как бедствие и несомненное зло, русская православная церковь считает войны в защиту Отечества священными, а погибающих на них воинов – совершающими подвиг жертвенной любви, ибо «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». 

Связь церкви и армии была органичной. Замечательный русский публицист и философ С.Н. Булгаков писал: «Русское войско держалось двумя силами: железной дисциплиной, без которой не может существовать никакая армия, да верой…» 

К исходу XVIII века армия и церковь уже представляли собой единый отлаженный организм. Военному духовенству отводилась задача патриотического, нравственного и воинского воспитания офицеров, солдат и матросов в целях формирования у них высоких моральных и боевых качеств. Это достигалось созданием в подразделениях и частях особой атмосферы, которая подчеркивала святость воинского долга. 

Как известно, своего покровителя в лице святого угодника имел каждый полк. Знамя считалось полковой святыней как образ, который нужно защищать до смерти. Священной для воина была и присяга.

Ритуал её принятия – на Евангелии – носил религиозный характер.

Совет

Нарушение присяги считалось большим грехом перед Богом и людьми: «…суровый закон, стоящий на страже государственных интересов, покарает клятвопреступника, как негодного гражданина; гнева Божия не минует он за иудино лобзание Креста и Евангелия». 

Много усилий прикладывали военные пастыри для воспитания у воинов чувства дружбы и братства в полку («семье»), уважения и повиновения командирам («отцам»), начальникам («старшим братьям»), заботы о младших.

Не случайно оставление своей части считалось большим позором для воина. Это приравнивалось отречению от своей семьи, доброго имени.

Поэтому не только по закону, но и в глазах сослуживцев такой солдат считался изменником. 

Однако не только под сводами храмов и в тишине казарм духовно окормляли свою паству священники русской армии и флота. Они были рядом с воинами в боях и походах, делили с солдатами и офицерами победы и неудачи, все тяготы войны: благословляли на подвиг храбрецов, воодушевляли малодушных, утешали раненых, умирающих, провожали в последний путь убитых. 

В зависимости от конкретных условий боевой обстановки, характера задач, решаемых войсками, места части в боевом порядке священники использовали различные формы работы.

Например, в частях первого эшелона во время боя место священника определялось на перевязочном пункте, куда обычно прибывало много раненых. От пастырей требовалось овладение искусством перевязки, так как оказанная вовремя помощь могла спасти жизнь воину.

Когда того требовала обстановка, пастырь находился на передовой в цепи наступающих подразделений или окопах обороняющихся. 

К 1912 году в русской императорской армии, насчитывающей 1 млн. 200 тыс.

Обратите внимание

человек, проходили службу уже не только представители православия (89%), но и католики (5,5%), протестанты (2,8%), мусульмане (0,8%) и представители других конфессий.

Поэтому на службе в царской армии состояли не только православные священники, но и муллы, ксчендзы, раввины. Правовой базой отношения к воинам-иноверцам служили воинские уставы. 

Революционные бури развалили старую русскую армию, а вместе с ней и институт военного духовенства.

16 января 1918 года Наркомат по военным и морским делам издал приказ №39, в соответствии с которым управление военного духовенства расформировывалось.

И только с началом Великой Отечественной войны был вновь востребован духовный потенциал Церкви. Тем не менее реальное возрождение взаимодействия армии и Церкви началось в 90-х годах XX столетия. 

На территории Российской федерации сегодня проживают последователи трех мировых религий: христианства, ислама, буддизма, а также иудаизма. 

Также широко распространены в последние годы новые религиозные движения и культы. Их появление в нашей стране во многом соответствует тому явлению в странах Запада, которое несколько десятилетий назад получило название религиозно-мистической волны. 

Среди христианских религиозных объединений на большей части России по прежнему удерживает ведущие позиции и пользуется авторитетом Русская православная церковь (среди 17,5 тысяч официально зарегистрированных религиозных объединений на территории страны более 9,3 тысячи входят в состав Московского Патриархата). 

Важно

Русская православная церковь является самой крупной конфессией в российской Федерации и авторитетной православной церковью в мире. По состоянию на 1 января 2000 года в составе РПЦ на территории страны насчитывается 65 епархий, которые управляются 85 архиереями. Количество приходов составляет около 20 тысяч, монастырей 319. 

Источниками православного вероучения являются: Священное писание – Библия и Священное предание – постановления семи вселенских соборов IV-VIII веков, а также творения Отцов церкви. 

Основные положения христианского вероучения сформированы в «Символе веры», выработанном на Никейском (325 г.) и Константинопольском (381 г.) Вселенских соборах. В его двенадцати тезисах говорится о том, что Бог един, но обладает тремя ипостасями (в переводе с греч.

– лицами, существами); Бог – Отец – творец всего сущего, Бог-сын, как и Отец, не имеет начала во времени («предвечен»), сошел на землю воплотившись через Деву Марию, принял на себя грехи людей, своими страданиями и смертью искупил их, воскрес и вознесся на небо, Бог – Дух Святой, животворящий, т.е. олицетворение творческой и промыслительной силы Божией.

Церковь по существу своему является единой (как един её глава – Христос), святой (поскольку её члены искуплены и освящены Христом), соборной (т.е. Вселенской, соединяющей в себе верующих всех времен и народов) апостольской (ибо свое начало берет от учеников Иисуса Христа – апостолов). Крещение – первое христианское таинство совершаемое во оставление грехов.

В конце времен произойдёт воскрешение всех людей, когда-либо живших на земле, и начнется жизнь будущего века с Богом. 

Высшими органами церковной власти и управления РПЦ сегодня являются Поместный Собор, Архиерейский собор, Священный синод во главе с Патриархом. 

Второе место по количеству религиозных объединений занимает мусульманская община России (более 3 тысяч религиозных объединений). 

Основными регионами, где распространен ислам в России, являются Среднее и Нижнее Поволжье, Приуралье, Сибирь, Северный Кавказ, Москва и Санкт-Петербург. 

Мусульманские общины России не имеют единого конфессионального центра и объединены духовными управлениями (всего более 40). 

Совет

Основателем ислама является Муххамед (ок. 570-632 гг.) из рода Хашим, племени Курайш. В возрасте 40 лет он начал свою проповедническую деятельность в Мекке. 

Основными источниками вероучения ислама является Коран и Сунна. 

Считается что Коран ( араб. Аль-Куръан, буквально – «чтение») ниспослан пророку Мухаммеду через архангела Джабриила (христианск. Гавриил). 

По масштабам воздействия на духовное и социальное развитие человеческого общества Коран стоит в одном ряду с Библией.

Согласно мусульманской традиции изучение Корана осуществляется в следующих направлениях: чтение и выучивание наизусть аятов (стихов) Корана на арабском языке для исполнения молитвенных обрядов и ритуалов, а также изучение Корана как Священной книги в целях религиозного образования и воспитания. 

Сунна (араб. – «образ действия, поведения») является священным преданием ислама. Она содержит рассказы (хадисы) о поступках и изречениях Мухаммеда и его ближайщих сподвижников.

Таких рассказов, сообщений насчитывается десятки тысяч. Принципиальное отличие Сунны от Корана состоит в том, что она является сборником высказывание пророка (человека), которые были произнесены в определенный момент, т.е.

имеют свое начало, а Коран существовал всегда. 

Мусульмане российской Федерации в своем подавляющем большинстве придерживаются суннитского направления ислама. Его последователи наряду с Кораном признают святость Сунны, помимо пророка Мухаммеда и халифа Али, чтят также халифов Абу Бекра, Омара, Османа, которых отвергают шииты. Представители другого направления ислама.

Крайним проявлением суннизма является ваххабизм (религиозно-политическое течение в суннитском исламе, возникшее в Аравии в середине XVIII века на основе учения Мохаммеда ибн Абд аль-Ваххаба (1703 – 1792 гг.), проповедовавшего строжайщее соблюдение принципа единобожия, признание только Корана и Сунны, к которым не должны добавляться никакие человеческие интерпретации или комментарии.

Также вас может заинтересовать статья https://voen-pravo.ru/q26/

Источник: https://voen-pravo.ru/q1/

Церковь и Армия

Пастырская забота о духовном и нравственном состоянии военнослужащих всегда было важным направлением деятельности владыки Кирилла.

Владыка не раз отмечал, что у Церкви и Вооруженных Сил немало общего в мировоззренческих и моральных принципах: военнослужащие ценою собственной жизни должны сохранять и защищать национальный государственный суверенитет, а Церковь призвана оберегать нравственное здоровье общества, воспитывать в людях любовь друг к другу и готовность к жертвенному служению ближним. Большое значение для укрепления морального духа, обновления душевных и телесных сил имеет участие военнослужащих в богослужениях.

17 января 1992 г. в Государственном Кремлевском Дворце под председательством главкома СНГ маршала авиации Е.И. Шапошникова состоялось Всеармейское совещание, на котором присутствовали пять тысяч представителей офицерских собраний, а также Президент Российской Федерации Б.Н.

Ельцин и Президент Казахстана Н.А. Назарбаев.

Обратите внимание

По благословению Патриарха на этом исторически важном совещании присутствовал и выступил с речью председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, который напомнил о многовековой истории взаимодействия Церкви и Армии, а также о том, что в православных храмах за каждым богослужением возносятся молитвы о властях и воинстве. Для того времени подобные слова, прозвучавшие из уст представителя Церкви, были весьма необычны и непривычны для слуха офицеров, но речь владыки была воспринята с большим интересом.

Взаимодействие Церкви и Армии начало постепенно выстраиваться, и значительный вклад в развитие этого сотрудничества внес лично митрополит Кирилл. В 1992-1995 гг.

по инициативе владыки состоялся ряд церковно-армейских конференций, встреч Священноначалия Русской Православной Церкви и руководства Минобороны.

На заседаниях Священного Синода были приняты решения, которые заложили основу для развития церковно-армейских взаимоотношений и в конечном итоге привели к воссозданию института военного духовенства. 2 марта 1994 г. министр обороны Российской Федерации П.С.

Грачев и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II подписали заявление, в котором были обозначены цели, а также основополагающие принципы и направления взаимодействия Вооруженных Сил России с Русской Православной Церковью.

На Смоленской земле взаимодействие Церкви и Армии началось с состоявшейся в феврале 1995 г. региональной конференции офицерского состава Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооруженных Сил России «Церковь и Армия сегодня в российском обществе и государстве».

С этого времени стали регулярно проводиться лекции для личного состава Военной академии, беседы и встречи со священнослужителями. 13 марта 2000 г. между Военной академией и Смоленской епархии был заключен договор о сотрудничестве.

Читайте также:  Что такое рай в православии и как туда попасть

В академии состоялось торжественное открытие факультета православной культуры, инициаторами которого выступили митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, а также генерал-полковник В.К. Чертков.

Важно

Для проведения занятий на факультете были разработаны две образовательные программы: «Основы православной культуры» и «Православие в истории Смоленской земли».

Важным событием в духовной жизни академии явилось строительство и освящение 22 декабря 2002 г. митрополитом Кириллом храма в честь воина-мученика Меркурия Смоленского, благодаря подвигу которого в далеком 1238 г. Смоленск был спасен от разорения, а жители — от неминуемой гибели.

Именно этого святого угодника сотрудники Военной академии стали почитать своим небесным покровителем. Сразу после освящения храма родилась идея возведения звонницы. 4 сентября 2005 г. митрополит Кирилл освятил иконостас и колокола звонницы храма святого воина-мученика Меркурия Смоленского.

После освящения иконостаса и колоколов звонницы был совершен крестный ход к большому плацу, где был построен весь личный состав академии по случаю принятия присяги курсантов-первокурсников. Владыка Кирилл благословил будущих офицеров на дальнейшее учение в Военной академии и служение Отечеству.

Каждому курсанту, принявшему присягу, была вручена иконка Спасителя с молитвой «Живый в помощи Вышняго». По благословению владыки Кирилла при храме Меркурия Смоленского был также открыт Центр духовной и социальной активности.

Замечательной традицией, появившейся в годы управления Смоленской и Калининградской епархией митрополитом Кириллом, стало освящение первых знаков воинского отличия — лейтенантских погон — во время проведения церемонии «посвящения в офицеры» накануне дня выпуска. Священники, приходившие на военные объекты, совершали освящение знамени, казарм, оружия и боевой техники, служили молебны при отправлении в зону боевых действий, в дни памятных дат, при перезахоронении останков погибших воинов.

По благословению митрополита Кирилла Администрацией Смоленской области был учрежден Смоленский фельдмаршала Кутузова кадетский корпус.

Не прерывается взаимодействие кадетского корпуса со Смоленской митрополией и Военной академией войск противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации им. маршала А.М. Василевского.

Юные кадеты изучают предмет «Культура русского православного воинства».

Источник: https://patriarch.patriarchia.ru/tserkov-i-armiya/

Армия и церковь

Здравия желаю, дорогой читатель. Прошу прощения за долгий перерыв, но служба государева оставляет мало времени для эпического жанра.

Итак, свою очередную записку я решил посвятить размышлению об участии Русской православной церкви в жизни армии. Правильно или нет? Судить вам.

Я живу в замечательном городе К***, и для такого небольшого города у нас есть потрясающий своим величием собор, известный далеко за пределами нашей страны.

Но вот что мне показалось странным.

Совет

В нынешнее время церковь, можно сказать, идет рука об руку с государством, нет гонений, нет запретов, никто «палки в колеса не сует», но почему же тогда даже у нас при части нет своего Батюшки (я так понимаю, что про части находящиеся в глубинке нашей необъятной Родины и говорить не приходится). Ведь раньше Батюшки даже приходы организовывали, в том числе и в небольших частях. Так почему же ныне не так? Или Российская православная церковь исключила из своего устава раздел наставничества воинства Русского?

Давайте рассмотрим этот вопрос с разных сторон.

Во первых, отойдем от теологической грани и рассмотрим его «чисто» с практической стороны.

Ни для кого не секрет, что замов по РЛС (в прошлом замполитов) практически упразднили, в лучшем случае остались по одному на батальон, да и те от выполнения своих прямых обязанностей зачастую довольно далеки. В ротах их вообще нет.

Чуть лучше с этим обстоят дела на флоте, на больших кораблях должность замов пока сохранилась, но объективного контроля за их работой давно уже нет. Вот и получается, что этот «шпангоут» в нашей армии уже давно и основательно «похерен».

И тут возвращаясь к своим предыдущим запискам военного, вновь приходится поднимать вопрос о воспитании. И вот эту-то освободившуюся нишу, на мой взгляд, и должны бы сейчас занять адепты РПЦ. Ведь работы в этом направлении накопилось много, но они то ли глухи, то ли просто видеть этого не хотят.

Во вторых, к кому, скажите мне, идти солдату, матросу, а часто и молодому лейтенанту с душевными? Он пять лет в институте учился, приехал в армию, а тут совсем все не так, как он себе за эти годы «нафантазировал», вот он в службе-то и разочаровался. К кому пойти? И кто не предвзято сможет поддержать его, подсказать в каком направлении идти?

Да, сейчас почти в каждой части есть психолог, но кто в здравом уме, сам по доброй воле в военной части к психологу с проблемой пойдет? Он до дверей его дойти не успеет, а его уже весь гарнизон на смех поднимет. И вот тут то в вопросах именно духовного наставничества Батюшка в части, наверное, даже поважнее зама будет.

А теперь представьте себе, что в части вместо зама есть Батюшка. Что, он раз  в неделю военнослужащим по призыву лекцию о красотах родного края не расскажет? Расскажет. Что, исторические параллели с истоками современных праздников не проведет? Да запросто! Это ведь образованные люди. Кто к Богу стремится тот и сам его найдет, а ведь зачастую не то, что о Боге о родных нам людях забываем.

Обратите внимание

И вот тут-то ни один Устав и ни один зам вам остановиться и оглядеться не подскажет, только Батюшка.

Так не лучше ли «срочникам», которые от безделья маются и иной раз такую «хрень» выдумывают, что волосы дыбом встают, потому что сами себе предоставлены и никому до них дела нет, лишний раз про деяние Святых послушать или подвиги ратных богатырей русских или о чудесах юродивыми на Руси творимых?

Как прошел 2015 год в Российской Армии? На расширенном заседании коллегии военного ведомства были подведены итоги деятельности Вооруженных Сил в 2015 году

На мой взгляд лучше, может и умнее от этого не станут (а может и станут), так хоть водку «жрать» от безделья не будут.

Так нужна ли нам церковь в современной армии? Или в современных реалиях это лишнее?

Оставляйте пожалуйста под статьями ваши отзывы, делитесь своим мнением о прочитанном.

С уважением Антон Крамолов.

Источник: https://prizyvnik-soldat.ru/armiya-i-cerkov/

Нижегородская Митрополия

ТЕЛЕВИЗИОННАЯ ПРОГРАММА «ПРАВОСЛАВНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ»
(Эфир от 23.11.2002 на телеканале «ТВЦ

Ведущий Н.И.Державин: — Доброе утро! Позавчера Церковь вспоминала небесного покровителя нашего земного воинства – Св. Архистратига Божия Михаила. Поэтому сегодня уместно будет поговорить о священниках и военных. Работу и тех и других принято называть службой.

Справка:
Уже в первые века христианства Церковь не раз сравнивали с армией, а христианский подвиг уподоблялся воинской доблести. В каждой армии есть свои полководцы и генералы. Главным воителем Церкви Христовой является Архангел Михаил. Не случайно его именуют Архистратигом. Это греческое слово можно перевести как «начальник Генерального штаба».

Когда Денница – любимый из ангелов Бога – восстал против своего Создателя, именно Архангел Михаил во главе Небесных Сил низверг бунтовщика в адскую бездну. Само имя Михаил означает «никто, как Бог». Почитание святого Михаила пришло к нам из Византии, где ему молились о победе над неприятелем. Образ Архангела украшал боевые знамена русских дружин.

Важно

Н.И.Державин: Сегодня мы будем говорить о священниках, которые по долгу службы бывают в «горячих точках». Зачем они туда едут, как их там встречают, и какие впечатления оставляют эти поездки? Обо всем этом и о многом другом мы поговорим со священником Андреем Милкиным, заместителем председателя военного отдела Нижегородской епархии.

Справка:
Православные священники сопровождали армию во многих походах, но как регулярный институт военное духовенство появилось только в Петровскую эпоху. До революции 1917 г. полковые священники были в каждой воинской части, а на всех больших военных кораблях действовали походные храмы.

Во главе военного духовенства стоял Протопресвитер армии и флота, который подчинялся напрямую государю-императору. В мемуарах последнего Протопресвитера о. Георгия Щавельского, написанных им в эмиграции, приводятся любопытные факты о деятельности полковых священников времени Первой мировой войны.

Тогда десятки священнослужителей за личное мужество были награждены георгиевскими крестами. За 4 года войны около 400 представителей военного духовенства были ранены или убиты. По словам о.

Георгия, нередки были случаи, когда во время боя погибал командир, и тогда священник, единственным оружием которого был крест, сам поднимал солдат в атаку.

Н.И.Державин: Доброе утро, отец Андрей. Как вы думаете, что полковому священнику можно и нужно сегодня перенять из дореволюционного опыта, а что навсегда ушло в историю?

Священник Андрей Милкин: До революции полковой священник был рядом с солдатом и на поле боя, и во время отдыха, и в лазарете, и у смертного одра — в этом, на мой взгляд, состоит главное достоинство духовного окормления армии в царской России. Но надо признать, что иногда в дореволюционном опыте присутствовала большая доля формализма.

Н.И.Державин: Скажите, пожалуйста, когда вы первый раз попали в Чечню и как это было?

Совет

Священник Андрей Милкин: Впервые я попал в Чечню в 2000 году. Всего у меня было 8 командировок в Чеченскую республику, и всегда меня направляли в расположение подразделений внутренних войск. Все эти поездки я рассматриваю как продолжение своего служения в Нижегородской епархии, где моим послушанием также является духовное окормление военных.

Н.И.Державин: На взгляд священника, какова разница между военными, несущими свою службу на мирной земле и в «горячих точках», и в чем она заключается?

Священник Андрей Милкин: Разница колоссальная. Ведь война – это вопрос жизни и смерти. В принципе, всю свою жизнь человек пытается разобраться в том, что такое смерть, а война очень сильно обостряет восприятие смерти.

Когда она стоит буквально за плечами, когда на твоих глазах убивают твоих друзей и ты сам в любой момент можешь быть ранен или убит, невольно начинаешь задумываться о том, что будет после смерти. На войне восемнадцатилетний солдат поставлен в условия ожидания, готовности к смерти.

А вопрос смерти — это вопрос веры. Каждый решает этот вопрос по-своему, но большинство находит ответ в Православии.

Вопрос телезрительницы: Мои сыновья православные. Я не против службы в армии. Скажите, пожалуйста, есть ли сейчас для верующего православного христианина, проходящего службу в армии, возможность участвовать в православных таинствах, молиться, соблюдать посты, отмечать православные праздники, то есть жить полноценной церковной жизнью?

Читайте также:  Икона святого артемия веркольского

Священник Андрей Милкин: Даже с точки зрения закона (есть закон «О статусе военнослужащего») это возможно, потому что никто не может ограничивать человека, в том числе и военнослужащего, в его правах и свободах. И рядовой, и офицер могут исповедывать свою религию.

Н.И.Державин: Вы ответили на вопрос с точки зрения закона. А как дело обстоит на практике?

Обратите внимание

Священник Андрей Милкин: Мне приходится общаться не только с рядовыми, но и с генералами. Я вижу, что они ясно понимают необходимость веры для человека, ведь человек без веры – ничто. Мне известно не много примеров, когда командир не пускал солдат помолиться Богу в святой праздник.

Что касается постов, то надо понимать, что солдат не может питаться вне армейского рациона. Однажды я обратился к своему духовному отцу, ныне покойному владыке Николаю (Кутепову): «Владыко, я лечу в Чечню во время Великого поста.

Что мне делать и как поститься?» Он меня в ответ спросил: «Тебя чем там кормят?» Отвечаю: «Тушенкой». Разве это еда?» Дело в том, что пост – это физическое ограничение.

У солдата же ограничений и без того хватает, и чтобы исполнять свой солдатский долг, он должен нормально питаться.

Н.И.Державин: Наш корреспондент побывал в Чечне. Давайте посмотрим привезенный им сюжет, а затем продолжим нашу беседу.

Сюжет:
Молодые ребята – бойцы СОБРов и ОМОНов, направленные на Северный Кавказ из различных регионов России, – испытывают колоссальное психологическое напряжение. И дело не только в ежедневном риске для жизни.

Зверства бандитов, о чем воины знают не понаслышке, поражают воображение даже видавших виды солдат и офицеров. Посещая гарнизоны и казармы, заходя буквально в каждую палатку, православные пастыри неизменно несли евангельское слово любви, милосердия и сострадания.

Многие командиры признавались, что даже краткое общение с батюшкой не только облегчает душу, но и напрямую способствует успешному решению боевых задач.

Важно

Рассказывает солдат: Как-то мы попали под обстрел. Тут же все, кто верил и кто не верил, вспомнили Бога, Николая Чудотворца… Вера всегда нужна.

Н.И.Державин: Отец Андрей, почему вы считаете своим долгом бывать в Чечне?

Священник Андрей Милкин: Я – православный священник, христианин. Мой долг — свидетельствовать о Воскресении Христовом и исполнять заповедь Христа о проповеди Евангелия везде и каждому, насколько это возможно. Это – миссионерское служение, а сейчас каждый христианин должен быть миссионером. Кроме того, оставлять без духовного попечения полуторамиллионную российскую армию – преступление.

Я прекрасно понимаю, что если у человека вакуум в душе, то этот вакуум, как говорится в Евангелии, очень быстро заполнится: стоит изгнать одного беса, тут же появляются семь других.

Если не помогать солдату пережить опыт войны, то с его душой происходят страшные вещи. Солдат ведь не только на плацу марширует, он должен еще и убивать – в этом его предназначение.

И здесь только Церковь Христова обладает вековым опытом окормления и утешения таких людей.

Н.И.Державин: Что вам особенно запомнилось из ваших поездок в Чечню?

Священник Андрей Милкин: Разные обстоятельства. В этих поездках я становился участником как светлых, радостных, так и очень трагических событий.

Больше всего мне запомнились глаза солдат после совместных молитв со священниками (я, конечно, здесь не только себя имею в виду).

Во время таких богослужений солдаты чувствуют живую молитву и живую веру, на них как бы веет теплом родного дома, где о них помнят и молятся.

Н.И.Державин: А часто ли вам приходилось совершать Таинство Крещения?

Совет

Священник Андрей Милкин: Постоянно. Там часто к священнику подходят некрещеные солдаты с просьбой окрестить их.

Н.И.Державин: А как это происходит?

Священник Андрей Милкин: Приведу такой, несколько экстремальный, пример. Орловское ущелье, более 1 км над уровнем моря. Подходит ко мне солдат-татарин: «Батюшка, я хочу креститься».

Я его спрашиваю: «Ты понимаешь, что тебя дома могут не понять, ведь родственники исповедуют другую веру?» Я не отговаривал его, но испытывал, как испытывают при монашеском постриге (как говорится: «возьми ножницы и подаждь ми я»). «Нет, — говорит, — я решил. Я хочу креститься».

Но у меня осталась лишь 1 кружка воды и всего 20 минут времени. Нашли какой-то тазик, в палатке было темно, вокруг – туман. Но на самом деле было ощущение, что все происходило в храме, пел прекрасный хор — иначе я не могу описать то, что там происходило.

Церковь пришла к этому солдату сама в темную, отсыревшую палатку, на эту гору, чтобы он крестился. Его христианское имя теперь – Александр, и я за него всегда молюсь.

Н.И.Державин: Отец Андрей, в экстремальных условиях, конечно, вера всегда проявляется по-особому, и солдаты на войне, видимо, искренне верят. Но как вы считаете, вернувшись к мирной жизни, они сохранят веру?

Священник Андрей Милкин: Я бы хотел, чтобы это было так. Но, вернувшись домой, солдат попадает в обычную обстановку, из его жизни уходит экстремальность, и с ней, к сожалению, подчас уходят и проявления веры. Вера сама не уйдет, пропадает желание постоянно обращаться к Богу. Поэтому я всегда говорю бойцам, которых крещу: «Ты отслужишь. Тебя сохранят Бог и материнская молитва.

Первое, что ты должен сделать, когда придешь домой, – поклониться матери в ноги за ее молитвы, а потом идти в церковь. Не просто поставь свечку, а подойди к батюшке и попроси его отслужить благодарственный молебен. Ведь ты вернулся отсюда домой живой и здоровый, сохранивший рассудок.

Обратите внимание

Не говори эти слова механически, а всем сердцем поблагодари Бога за свое спасение и останься в Церкви».

Вопрос телезрительницы: Добрый день, меня зовут Лидия. Мы с мужем военнослужащие. Мы знаем, что Церковь готовила материалы для канонизации воина Евгения Родионова. Скажите, собраны ли все необходимые документы и когда будет прославление?

Священник Андрей Милкин: Я сам недавно узнал, что один из этих четырех погибших ребят, Саша Желязнов, – мой земляк, нижегородец из поселка Вача. Его дядя рукоположен во диакона, и я знаю об их подвиге, как говорится, по горячим следам. Что касается документов, то, наверное, вопрос не ко мне, но подвиг этих ребят – мучеников за веру Христову – несомненен.

Н.И.Державин: От тех солдат, кто часто бывал в Чечне, нередко можно слышать о чеченском синдроме. Что это такое, и может ли священник помочь преодолеть эту беду?

Священник Андрей Милкин: Есть такой термин – «военно-психическая травма», она наблюдается у большинства из прошедших чрез горнило войны. Исцеление от этой страшной душевной язвы невозможно без Бога и молитв Его служителей, я в этом глубоко убежден. Ведь речь идет о том, чтобы помочь человеку восстановить его душу, укрепить его.

Поэтому священник должен быть непосредственным участником реабилитационных программ, через которые проходят не только солдаты, побывавшие в «горячих точках», но и просто отслужившие в рядах Вооруженных Сил. Ведь Церковь помогает людям, у которых больна душа, а здесь человек получает психическую травму, защищая и спасая жизни ближних.

Помогать таким людям, я считаю, — прямое предназначение Русской Православной Церкви.

Седмица.ru

Источник: http://nne.ru/tserkov-i-armiia/

Церковь и Армия

Присутствие священника в армии необходимо не только для поднятия духа. Но и для воспитания. Все мы знаем, что большинство людей сейчас ведут довольно раскрепощенный образ жизни. И многие только в армии, а особенно в горячих точках, когда рядом свистят пули, задумываются и о смерти, и о загробной жизни, и о собственном бытии.

Священник присутствует в армии еще и для того, чтобы смягчить эту обстановку. Для того, чтобы был в армейской среде человек, который может поставить свою грудь, к которой бы мог припасть отягченный какими-то сомнениями, проблемами, неурядицами, обидами человек.

В этом случае огромное значение имеет духовенство, которое бескорыстно трудится в Вооруженных силах.

Важно

Духовенство приходит  в армию не агитировать, но духовно укреплять, поддерживать воинов, воспитывать и развивать в них лучшие качества: в этом смысле их психология принципиально отличается от психологии комиссаров недавних времен или нынешних суровых политиков.

Военные священники чем-то похожи на армейских врачей. С той лишь разницей, что те, в первую очередь, лечат тело защитника Отечества. Мы же основное внимание уделяем состоянию души и духа солдата.

Военный священник сопровождает воинов на поле брани, чтобы духовно окормлять чад Церкви, которые, выполняя свой воинский долг, приняв присягу, защищая свое Отечество, проявляют свою готовность поступить по указанию Самого Господа нашего Иисуса Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан, 15, 13)».

Все великие военачальники придавали духу армии особое значение. Армия может быть грандиозной по своей численности, как была армия ацтеков. Но в свое время их стотысячная армия отступила под напором нескольких сотен конкистадоров. Духовно-нравственное состояние армии – это важнейшая составляющая ее боеготовности.

В своей пастырской деятельности с военными приходится  следить за тем, чтобы не нарушать субординацию. Постепенно приходит понимание, какие есть права на территории военной части, чтобы своими действиями не внести в армейскую среду диссонанса и не разрушить ткань военного послушания.

Во время общения  с военнослужащими священник учится разговаривать на языке армейских людей, потому что у них свой порядок жизни, они живут в особой среде и в некотором смысле даже отстранены от общепринятого, а тем более церковного обихода.

Поэтому необходимо бывает вникнуть в этот порядок и следовать ему.

Служение Церкви в войсках.

Подготовка к армии.

Работа в Правоохранительных Учреждениях.

Источник: http://pposadortodox.ortox.ru/2016/04/06/tcerkov-i-armiya-pavlovoposadskoe-blagochinie-moskovskoj-eparhii/

Ссылка на основную публикацию