Русская православная церковь в период гонений

100-летие начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь

16 июня 2017 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в церковно-научной конференции «100-летие начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь», состоявшейся в Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве. Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся со словом.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие братья и сестры!

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся ныне для участия в конференции, посвященной 100-летию начала гонений на нашу Церковь.

Понятно, почему в текущем году особое внимание мы уделяем тщательному рассмотрению и осмыслению этой темы.

Обратите внимание

Задумываясь над прошедшим и над всем тем, что произошло с нашей страной, с Церковью в веке ХХ, мы стремимся извлечь уроки истории и вместе с тем воздаем должное подвигу нашего народа, а наипаче же прославляем новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Свидетельством тому стали XXV Международные Рождественские чтения, памятные богослужения, многоразличные церковные, а также научно-культурные и просветительские мероприятия, проводимые в епархиях на территории всей нашей Церкви.

Неким итогом этого юбилейного года станет Архиерейский Собор, который состоится здесь, в Москве, с 29 ноября по 2 декабря и будет приурочен к 100-летию Патриаршей интронизации святителя Московского Тихона. А сегодня в этом зале представители духовных школ, представители нашего церковно-научного сообщества поделятся своими академическими изысканиями, посвященными истории нашей Церкви в минувшем столетии.

Знаменательно, что данный научный церковный форум проходит в воссозданном Храме Христа Спасителя — как известно всем, разрушенном в 1931 году. Те, кто разрушал этот храм, сознавали, что они делают — они посягали на символ русского Православия.

И тогдашний руководитель города Москвы, один из гонителей Церкви нашей, чье имя всем известно, произнес совершенно омерзительные слова, которые неприлично повторять в большой аудитории, но он в полной мере отобразил настроение тех, кто организовывал и осуществлял беспрецедентное гонение на Русскую Православную Церковь.

Взирая на события минувшего века с высоты исторического опыта, мы можем свидетельствовать, сколь тщетно на самом деле противостояние воле Божией, будь то уровень отдельной личности, или масштабы целого общества и государства, или, позвольте сказать, масштабы всего Божиего творения.

Мы будем рассуждать о том, почему и как в России произошла духовная катастрофа, фактически затронувшая весь мир, подвергнем анализу различные этапы исторического пути нашей Церкви и обратимся к подвигу новомучеников и исповедников XX века.

Минувшее столетие в России было исполнено стольких человеческих страданий, порожденных войнами, политическими и социально-экономическими экспериментами, что в общественном сознании еще не произошло в полной мере отчуждение от той исторической эпохи — она не стала еще прошлым, а поелику она еще не стала прошлым, то всегда оценки того, что не является прошлым, носят на себе отпечаток того, что происходит в сознании людей, пытающихся сделать эти оценки, но связанных непосредственно с той эпохой, о которой они хотят как бы говорить объективно. Чаще всего объективный анализ можно сделать тогда, когда наблюдающий за той или иной исторической эпохой отделен от нее уже многими поколениями.

Важно

События XX века продолжают волновать людские сердца, вызывая сильные переживания, а зачастую провоцируя и противостояние. То и дело звучат призывы дать окончательную оценку тому или иному факту, той или иной личности, причем ту оценку, на которой настаивают тот или иной человек или группа лиц, желающие иметь немедленно таковую оценку.

Вместе с тем, Спаситель сказал: «Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12:47). И дело Церкви следовать за своим Основателем. Мы призваны, в том числе, и к тому, чтобы помочь людям извлечь духовные уроки из прошлого, научиться противостоять злу и в преодолении испытаний обрести опору в вере.

Рассуждая о причинах известных революционных событий, мы, конечно, не можем игнорировать веками нараставшие социальные противоречия в Российской империи.

Разрыв связей между общественной элитой, высшим сословием и простым народом; интеллектуальная атомизация, поощряемая в том числе и активным распространением разрушительных идей и концепций; понимание свободы как вседозволенности; кровавый шквал террора, провоцирующий рост панических настроений и нагнетание атмосферы страха в обществе, — всё это постепенно разрушало основы народного бытия, разрушало веру и традиции. На смену пришло злое по природе разделение, и подтвердились слова Господа: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25).

Трагические последствия начинавшейся революционной разрухи отчетливо видел священномученик Андроник, архиепископ Пермский, которому принадлежат такие слова: «Да не будет между нами разделений.

Все, как один человек, в эту грозную пору устоим в ровности духа и далее со Христом единодушно, согласно и мирно да пребываем все в это трудное время, возложенное на нас как испытание. Пусть всякий знает: Отечество в опасности; оно потрясено в своих основах.

Не предадимся печали, но исполним свой долг, принесем подвижничество в труде, к чему призывает нас Россия». Владыка произнес эти замечательные слова на проповеди 5 марта 1917 года во время совершения Божественной литургии.

Сегодня для успешного осуществления христианской миссии нам необходимо, по слову апостола Павла, стараться сохранять единство духа в союзе мира (Еф. 4:3). Вот один из важнейших уроков, который дает нам прошлое. Не было бы тех страшных разделений, не было бы и мученичества, не было бы национальной трагедии, не было бы разрушения основ исторического государства.

Совет

Это не исключает необходимости внимательного и беспристрастного исследования истории со всеми ее неприглядными страницами. Она, как известно, не знает сослагательного наклонения. Как это созвучно словам Спасителя: «Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен» (Ин. 5:30)! Действительно, что было, того не изменишь, ему следует лишь постараться дать беспристрастную оценку.

В XX веке наша Церковь была подвергнута тягчайшим испытаниям. То были сложности и во внутреннем устроении, и неслыханные гонения на ее верных чад.

Однако, как сказал в 1920 году при наречении во епископа священномученик Иларион (Троицкий), «Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и виссоном, кровью новых мучеников.

Что мы знали из церковной истории, о чем читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят».

Еще предстояли многие десятилетия гонений, но наши новомученики и исповедники подвигом стояния за веру засвидетельствовали непреложность обетования Спасителя: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). И в этом смысле прошлое нашей Церкви является священным и заслуживает благоговейного и трепетного отношения.

В незлобии и молитве за врагов восходили на свою голгофу многие наши подвижники минувшего столетия.

Их жития — это драгоценный урок для людей любой эпохи, ибо они дают ключ к пониманию того, как земной путь человека, верного Спасителю, сопрягается с вечностью.

Новомученики убедительно свидетельствуют нашим современникам, что не только в прошлом, но и сегодня Христос есть «Путь и Истина и Жизнь» (Ин. 14:6).

Обратите внимание

Молитвенное почитание новомучеников, глубокое изучение их житий и духовного наследия имеет огромное общественное значение, способствуя воспитанию подрастающего поколения в духе православной веры и традиций, помогая молодым людям воспринимать нравственные и патриотические ценности через личный опыт святых XX века.

Я бы хотел сказать о том, что сегодня, к сожалению, в молодежной среде мы наблюдаем рост негативного отношения к Церкви. Происходит это, конечно, не на ровном месте, происходит это под влиянием того сильного и враждебного по отношению к Церкви информационного потока, который распространяется через социальные сети.

А для того чтобы возбудить негативные чувства, используется все то же, что использовалось в конце XIX — начале XX века, и тем более в революционные годы, — какие-то ошибки со стороны духовенства, оплошности, какие-то проявления недостойной жизни… В масштабах Церкви — это единичные случаи, но эти единичные случаи таким образом подсвечиваются, чтобы создать образ Церкви, погрязшей в богатстве, грехе, безразличной к повседневным трудностям людей. И вот что мы можем противопоставить? Это тот случай, когда всякое оправдание является контрпродуктивным. Мы должны противопоставить новой антицерковной, антирелигиозной пропаганде нашу историю, наших новомучеников и исповедников, рассказать современным людям, как подвергалась оплеванию, биению, заушению Церковь наша в преддверии революционных событий, какие мифы использовались для того, чтобы скомпрометировать Церковь, скомпрометировать государя-императора, царствующую династию и тем самым подорвать основы государственного строя. И ведь удалось! Иногда, как бы ставя себя на место тех поколений, думаешь: «Какая была наивность! Неужели люди не понимали, что ими играют, что организована прекрасная пропагандистская работа, что эта работа осуществляется за деньги, чаще всего иностранные? Ведь так это ясно и просто!» Но сегодня практически повторяется то, что было в прошлом. И возникает вопрос: «А сможем ли мы объяснить сегодня нашим современникам все то, что с ними происходит, всю опасность некритического восприятия тех злонамеренных мыслей, идей, трактовок событий, которые обрушились на молодое сознание, призванные сделать только одно — оторвать людей от Церкви, ослабить влияние Церкви на жизнь народа?»

Еще раз хочу вернуться к своей мысли. Удивительный пример мученичества — это то, что сегодня наша молодежь должна знать, и на этом фоне мы должны говорить о наших сегодняшних надеждах, о наших мечтаниях, о нашем пастырском уповании, о целях нашего церковного служения.

По промыслу Божию начало гонений совпало с началом работы Всероссийского Поместного Собора. Его определения, материалы заседаний, а также предсоборные подготовительные документы во многом сохраняют свою актуальность и по сей день, ибо затрагивают животрепещущие вопросы устроения церковной жизни.

Думаю, что масштабная исследовательская работа, посвященная Собору 1917-1918 годов, которая ведется сегодня, представляет не только отвлеченный академический интерес.

Именно в той духовной среде, из которой вышли мученики веры, и возникли идеи церковного возрождения, оказавшегося отложенным во времени, но, с поправкой на изменившиеся условия, осуществляющегося ныне.

Восстановление Патриаршества 100 лет назад, когда страна была охвачена смутой, стало важнейшим фактором, способствовавшим консолидации Церкви. Святитель Тихон, Патриарх Всероссийский, в годину гонений стал для православного народа символом верности Христу.

Именно поэтому главный удар был направлен на Патриарха Тихона.

Важно

И мы знаем, какой путь исповедничества прошел святитель Тихон: изоляция от окружавших его помощников, от близких людей, компрометация в прессе, изоляция от всего общества, запрет на совершение богослужений, спровоцированный в это время раскол тех, кто стремился обновить Церковь, улучшить Церковь.

А разве сегодня не так действуют некоторые, в том числе и рясу носящие, которые выступают за необходимость обновления, улучшения, но на самом деле провоцируют семена разделения и раскола? Ничего нового, все повторяется. Мудр тот, кто умеет опыт исторический применять в своей собственной жизни.

И дай Бог, чтобы трагедия, которая произошла с нашей Церковью, обогатила нас опытом, отталкиваясь от которого, мы бы сегодня могли консолидировано, соборно, мирно преодолевать те трудности, которые реально существуют и в жизни Церкви, и в жизни нашего народа, стараясь укреплять, как уже было сказано, «единство духа в союзе мира».

Церковной наукой сделано немало в области изучения наследия Святейших Патриархов минувшего века, возглавлявших нашу Церковь в период господства атеизма. Однако полагаю, что для глубокого и всестороннего исследования их служения, в том числе с использованием еще не введенных в научный оборот материалов, предстоит сделать еще очень много.

Неизменной особенностью служения Русской Православной Церкви в сложнейших условиях XX века был ее деятельный патриотизм.

Эта позиция нашла свое отражение в послании Патриаршего местоблюстителя, Блаженнейшего Сергия, митрополита Московского и Коломенского, в связи с началом Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года.

В нем есть замечательные слова: «Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь.

Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг». Церковь, плененная внешними обстоятельствами, всегда была свободна в молитве и за гонимых, и за страждущих, и за защитников Родины, и за мир и благоденствие как соотечественников, так и народов всей земли.

Наблюдая за тем, как в последние годы при опоре на доступные источники широко развернулась исследовательская и издательская деятельность, связанная как с нашей Церковью в минувшем столетии в целом, так и с историей конкретных монастырей и храмов, а также отдельных архипастырей, священнослужителей и мирян, прежде всего новомучеников и исповедников, вполне правомерно поставить вопрос: «А может быть, мы уже приближаемся к тому времени, когда нам потребуется фундаментальный академический труд «История Русской Православной Церкви в XX веке»? Если это так, то дай Бог, чтобы наша сегодняшняя конференция могла внести свой вклад в творческое воплощение этой задачи.

Совет

Желаю успехов в работе и призываю на всех благословение Господа и Спасителя нашего.

Источник: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Источник: http://prihozhanin.msdm.ru/patriarkh-korotko-o-glavnom/1731-100-letie-nachala-epokhi-gonenij-na-russkuyu-pravoslavnuyu-tserkov.html

Гонения на Церковь при Советской Власти

В ХХ веке на Поместном Соборе 1917–1918 гг. патриаршество в Русской Церкви было восстановлено. Первым патриархом стал избранный Собором Московский митрополит Тихон (Беллавин).

Читайте также:  Святая гора афон в греции

Поместный Собор 1917–1918 годов, проходивший в Москве, начал свою деятельность в условиях очевидного притеснения веры со стороны Временного правительства (запрет на преподавание Закона Божия в учебных заведениях, передача помещений церковно-приходских школ в ведение министерства просвещения и т. п.). Завершился Собор в условиях гражданской войны и войны против Православной Церкви, открыто объявленной властью большевиков

  • отделение Церкви от государства,
  • национализация всей церковной собственности,
  • массовые репрессии против духовенства,
  • закрытие храмов

Беда, обрушившаяся на Церковь, способствовала особенному единодушию среди участников Поместного Собора. Главным делом, которое успел совершить Собор, стало восстановление патриаршества. С момента избрания святитель Тихон нес тяжелый крест патриаршего служения в условиях широкого отхода народа от веры и яростной борьбы советской власти против Церкви.

Патриарх Тихон в одном из первых посланий заявил, что Православная Церковь не является участницей политической борьбы; святитель обязал духовенство воздерживаться от каких-либо политических акций.

Охраняя эту позицию, Святейший патриарх отказался передать благословение одному из лидеров Белого движения.

Но большевики рассматривали Церковь как одного из основных противников и объявили все духовенство контрреволюционным.

Первыми жертвами начатой борьбы против Церкви стали зверски убитый в Царском Селе в октябре 1917 года протоиерей Иоанн Кочуров и расстрелянный в Киеве в январе 1918 года митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Патриарх Тихон в феврале 1918 года выпустил резкое по тону послание, в котором отлучил от церковного общения всех проливающих невинную кровь и призвал всех верных чад Церкви встать на ее защиту.

В годы гражданской войны многие священнослужители, монахи и монахини были зверски замучены:

  • их распинали на Царских вратах,
  • варили в котлах с кипящей смолой,
  • скальпировали,
  • душили епитрахилями,
  • «причащали» расправленным свинцом,
  • топили в прорубях,
  • сажали на кол.

Летом 1918 года в Екатеринбурге была убита Царская Семья: последний российский император Николай II, его супруга Александра Федоровна и их пятеро детей – Татьяна, Ольга, Мария, Анастасия, Алексей.

Они были убиты как символ Православной России и богоустановленности царской власти. В то же время погибла от рук убийц сестра императрицы великая княгиня Елизавета Федоровна.

Святейший Патриарх Тихон не побоялся публично осудить расстрел царя и его семьи и благословил священнослужителей молиться об их упокоении.

Обратите внимание

В годы жестокого голода в Поволжье в 1921–1922 годов власть попыталась сокрушить Церковь: в то время как Православная Церковь активно участвовала в передаче помощи голодающим, по приказу В. И.

Ленина было объявлено об изъятии всех церковных ценностей ввиду того, что Церковь укрывает от страдающего народа свои богатства. Новых властителей страны не беспокоили страдания жителей голодающих районов.

Им необходимо было уничтожить Церковь и завладеть ее ценностями, чтобы на вырученные деньги устроить мировую революцию.

Выполнение ленинской инструкции по принудительному изъятию церковных ценностей встретило сопротивление верующих. Во время кампании по изъятию погибло множество мирян и представителей духовенства. В разных городах были организованы показательные судебные процессы.

Только в Москве и Петрограде было вынесено 14 смертных приговоров. Среди расстрелянных по этому делу митрополит Петроградский Вениамин (Казанский).

На вопрос трибунала о себе он сказал: «Что же я могу о себе сказать? Я не знаю, что вы мне скажете в своем приговоре: жизнь или смерть. Но что бы вы ни сказали, я осеню себя крестом и скажу: слава Богу за все».

В это время был арестован и Патриарх Тихон, готовился суд над ним с неизбежным расстрельным приговором. Но под влиянием требований внешней политики большевики вынуждены были отпустить Патриарха на свободу.

За несколько лет своего правления святитель Тихон смог создать основу для развития церковной жизни в новых условиях – без покровительства и защиты со стороны государства; он смог сохранить единство Русской Церкви, которое большевики пытались расколоть руками некоторых либеральных священнослужителей, пошедших на сделку с совестью и властью — так называемых обновленцев. Участием в богослужениях и изданием патриарших посланий святитель Тихон укреплял верующих и своим бесстрашием оставил пример верного исповедания Христа. В 1989 году Патриарх Тихон был причислен к лику святых.

Важно

В ходе гонений на Церковь окраины страны покрылись многочисленными концентрационными лагерями.

Одним из наиболее известных является Соловецкий лагерь особого назначения (сокращенно – СЛОН), созданный большевиками в 1923 году.

Бывший Соловецкий монастырь стал местом ссылки и гибели сотен людей, среди которых были лучшие представители русского духовенства, интеллигенции, крестьянства.

Самым страшным местом Соловков считалась карантинная рота на острове Анзер, размещенная в Голгофо-Распятском скиту. Больные узники поголовно умирали от холода, голода, издевательств и болезней.

Сбылось пророчество, данное за двести лет до создания концлагеря, когда на Голгофо-Распятской горе иеромонаху Иову явилась Божия Матерь и предрекла: «Сия гора отныне будет называться Голгофской, и на ней устроится церковь и Распятский скит, и убелится она страданиями неисчислимыми».

Организованное Советской властью массовое уничтожение духовенства и мирян продолжались до времени «правления» Н. С. Хрущева, когда характер гонений изменился – отныне они осуществлялись преимущественно идеологически.

В юбилейном 2000 году Русская Церковь прославила подвиг пострадавших за веру от советской власти. Но так как невозможно восстановить имена всех пострадавших и узнать подробности их подвига, они были канонизированы как Собор новомучеников и исповедников российских.

Материал создан: 19.01.2015

Источник: http://iamruss.ru/persecution-of-the-church-under-soviet-rule/

История и генеалогия. библиотека знаний

С приходом советской власти начались гонения на Русскую Православную Церковь. Гонения, начавшись с конца 1917 года, приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году, когда был принят декрет об отделении Церкви от государства, ставивший Церковь в бесправное положение, и продолжались на протяжении всего советского периода, т.е.

семидесяти лет. С 1923 по 1928 год арестовывались сотни священнослужителей и мирян, но почти не было приговоров к смерти; то же самое было и с 1934 по 1936 год. Иногда гонения принимали почти исключительно административный характер, так было в 70-80-х годах, когда аресты священнослужителей и мирян стали единичными.

В некоторые периоды власти преследовали цель арестовать как можно больше священно-церковнослужителей и мирян, аресты тогда исчислялись десятками и сотнями тысяч и для многих окончились мученической кончиной.

Совет

Так было в России сразу же после установления советской власти, когда целые уезды таких епархий, как Пермская, Ставропольская, Казанская, оказались лишенными священнослужителей.

Этот период продолжался до 1920 года, а на тех территориях, где большевики захватили власть позже, как например на Дальнем Востоке, время жестоких преследований пришлось на 1922 год.

Так же было во время организованной советской властью кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году, когда по стране было проведено множество судебных процессов, часть которых окончилась приговором к расстрелу. Подобная же всероссийская кампания, приведшая к массовым арестам и расстрелам, была проведена в 1929-1931 годах, в некоторых областях она продолжилась до 1933 года. И наконец в 1937-1938 годах была арестована большая часть священнослужителей и мирян и закрыто почти одновременно больше чем две трети действовавших в 1935 году церквей.

По некоторым данным в 1918 году было расстреляно 827 священнослужителей, в 1919 году – 19 и заключено в тюрьмы 69. По другим данным в 1918 году было расстреляно 3000 священнослужителей, а 1500 – подверглись другим репрессиям. В 1919 году была расстреляна 1.000 священнослужителей и 800 – подверглись другим репрессиям[1].

Официальные данные, представленные на имя Поместного Собора и Высшего Церковного Управления к 20 сентября 1918 года были таковы.

Убиенных за веру и Церковь было 97 человек, из них имена и служебное положение 73 были точно установлены, а имена 24 человек к этому времени были неизвестны. 118 человек находились в то время под арестом[2].

Из известных архипастырей, претерпевших в этот период гонений мученическую кончину были, священномученики: митрополит Киевский Владимир (Богоявленский); архиепископы: Пермский и Кунгурский Андроник (Никольский), Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский), Астраханский Митрофан (Краснопольский); епископы: Балахнинский Лаврентий (Князев), Вяземский Макарий (Гневушев), Кирилловский Варсонофий (Лебедев), Тобольский Гермоген (Долганев), Соликамский Феофан (Ильменский), Селенгинский Ефрем (Кузнецов) и другие.

Первым практическим результатом действия декрета было закрытие в 1918 году духовных учебных заведений, включая епархиальные училища и храмов при них.

Обратите внимание

Исключение составила только Казанская Духовная академия, которая благодаря стараниям ее ректора епископа Чистопольского Анатолия (Грисюка) продолжала свою работу до 1921 года, когда епископ Анатолий и преподаватели академии были арестованы по обвинению в нарушении декрета об отделении Церкви от государства. Практически с 1918 года были прекращены духовное образование и научная церковная деятельность. Это же самое можно сказать и о книгопечатании, с 1918 года любые издания христианской литературы стали невозможны. Лишь в 1944 году с разрешения властей был открыт Богословский институт и пастырские курсы, преобразованные в 1946 году в Духовную академию и семинарии.

Источник: http://m-rodoslovnay.narod.ru/index/0-284

Гонения на русскую православную церковь в советский период

Введение.

Актуальность темы объясняется необходимостью осмыслить новые тенденции в сфере взаимодействия церкви и государства в конце XX – начале XXI века, свидетелями которых мы являемся.     

 Исторические процессы, происходящие  в России на рубеже веков (XX-XXI вв.), позволяют заявить о глубокой трансформации всех сторон общественной жизни: культурной, политической, экономической, социальной.

Распад Советского Союза, крушение коммунистической идеологии, переход к иным формам хозяйствования и управления обществом привели не только к ухудшению материального положения российских граждан, но и к духовному кризису, побуждающему искать выход из него, в том числе обращаясь к традиционным духовным ценностям. К одной из таковых следует отнести религию – будь то христианство, ислам, или буддизм.    

 Последние 10 лет сохраняется  устойчивая тенденция: возрастание  роли религиозного фактора в  нашей общественной жизни. Постепенно  возрастает число верующих, открываются  вновь восстановленные храмы. О  своем доверии к Церкви заявляет большая часть населения страны.

Причем численность “доверяющих” Церкви существенно превышает процент верующих. Высокий уровень доверия к Православию встречается не только среди его приверженцев. За “хорошее” и “очень хорошее” отношение к Русской Православной Церкви высказываются около 90% населения России.

Даже далекие от Церкви люди в большинстве считают, что религия необходима как основа национального самосознания и культуры, как носительница ценностей.

В сознании нашего народа во все века существования страны имелась самая тесная связь между Православием и национальной идентичностью.   

Важно

 Благодаря их объединяющей  роли на территории России  сохранились уникальное единство  и многообразие народов. Трудно  переоценить влияние Православия  на формирование российской культуры.

Сегодня большинство населения страны остаются приверженцами именно традиционных религий. Невозможно представить национальное самосознание народов России без Православия или ислама.

Духовный строй, идеалы народа сформированы Церковью за долгие века российской истории.

   Гонения на русскую православную  церковь в советский период.

С приходом советской власти начались гонения на Русскую Православную Церковь.  Гонения, начавшись с конца 1917 года, приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 году, когда был принят декрет об отделении Церкви от государства, ставивший Церковь в бесправное положение, и продолжались на протяжении всего советского периода, т. е. семидесяти лет.

.

Расстрел безбожниками крестного хода в Астрахани.

С 1923 по 1928 год арестовывались сотни священнослужителей и мирян, но почти не было приговоров к смерти; то же самое было и с 1934 по 1936 год. Иногда гонения принимали почти исключительно административный характер, так было в 70–80-х годах, когда аресты священнослужителей и мирян стали единичными.

В некоторые периоды власти преследовали цель арестовать как можно больше священно-церковнослужителей и мирян, аресты тогда исчислялись десятками и сотнями тысяч и для многих окончились мученической кончиной. Так было в России сразу же после установления советской власти, когда целые уезды таких епархий, как Пермская, Ставропольская, Казанская, оказались лишенными священнослужителей.

Этот период продолжался до 1920 года, а на тех территориях, где большевики захватили власть позже, как например, на Дальнем Востоке, время жестоких преследований пришлось на 1922 год.

Так же было во время организованной советской властью кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году, когда по стране было проведено множество судебных процессов, часть которых окончилась приговором к расстрелу.

Совет

Подобная же всероссийская кампания, приведшая к массовым арестам и расстрелам, была проведена в 1929–1931 годах, в некоторых областях она продолжилась до 1933 года. И наконец, в 1937–1938 годах была арестована большая часть священнослужителей и мирян и закрыто почти одновременно больше чем две трети действовавших в 1935 году церквей.

Убиение красными праведников в Бутове. Kлеймo иконы Собор Новомучеников и Исповедников Российских.

По некоторым данным в 1918 году было расстреляно 827 священнослужителей, в 1919 году – 19 и заключено в тюрьмы 69. По другим данным в 1918 году было расстреляно 3.000 священнослужителей, а 1.500 – подверглись другим репрессиям. В 1919 году была расстреляна 1.000 священнослужителей и 800 – подверглись другим репрессиям .

Официальные данные, представленные на имя Поместного Собора и Высшего Церковного Управления к 20 сентября 1918 года были таковы. Убиенных за веру и Церковь было 97 человек, из них имена и служебное положение 73 были точно установлены, а имена 24 человек к этому времени были неизвестны.

118 человек находились в то время под арестом.

Первым практическим результатом действия декрета было закрытие в 1918 году духовных учебных заведений, включая епархиальные училища и храмов при них.

Обратите внимание

Исключение составила только Казанская Духовная академия, которая благодаря стараниям ее ректора епископа Чистопольского Анатолия (Грисюка) продолжала свою работу до 1921 года, когда епископ Анатолий и преподаватели академии были арестованы по обвинению в нарушении декрета об отделении Церкви от государства. Практически с 1918 года были прекращены духовное образование и научная церковная деятельность. Это же самое можно сказать и о книгопечатании, с 1918 года любые издания христианской литературы стали невозможны. Лишь в 1944 году с разрешения властей был открыт Богословский институт и пастырские курсы, преобразованные в 1946 году в Духовную академию и семинарии.

Читайте также:  Чесменская церковь рождества иоанна предтечи в санкт-петербурге

В соответствии с декретом было запрещено преподавание Закона Божия в школах. В развитии декрета Наркомпрос от 3.03.1919 г. постановил: “Воспретить лицам, принадлежащим к духовенству всех его родов, всех вероисповеданий, занимать какие-либо должности во всех школах. Виновные в нарушении сего воспрещения подлежат суду Ревтрибунала”.

Источник: http://student.zoomru.ru/history/goneniya-na-russkuju-pravoslavnuju-cerkov/289038.3423067.s1.html

Статистические данные гонений на русскую православную церковь в советский период

?Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
2018-02-19 16:53:00Маслов Александр
brodaga_2
2018-02-19 16:53:00Category:С осени 1918 года большевистская власть уже открыто перешла к политике  террора в отнашении к Русской Православной Церкви.
По некоторым данным, в 1918 г.

было расстреляно 827 священнослужителей, в 1919 г.— 19 и заключено в тюрьмы 69. По другим данным, в 1918 г. было расстреляно 3 тыс. священнослужителей, а 1500 — подверглись репрессиям. В 1919 г. была расстреляна 1 тыс. священнослужителей и 800 — подверглись другим репрессиям (Следственное дело Патриарха Тихона. С. 15).

Официальные данные, представленные в адрес Поместного Собора 1917–1918 гг. и высшего церковного управления к 20.09.1918, были таковы: убиенных за веру и Церковь — 97 чел., из них имена и служебное положение 73 были точно установлены, а имена 24 чел. к этому времени были неизвестны, 118 чел. находились в то время под арестом (РГИА. Ф.

833. Оп. 1. Ед. хр. 26. Л. 167–168).

Практически с 1918 г. было прекращено духовное образование и научная церковная деятельность, издание христианской литературы стало невозможно. Лишь в 1944 г. с разрешения властей был открыт Богословский ин-т и пастырские курсы, преобразованные в 1946 г. в духовную академию и семинарию.

Декретом было запрещено преподавание Закона Божия в школах.

С конца 1918 года началась шумная кампания по вскрытию святых мощей. За два года было осуществлено 66 вскрытий на территории, занятой красными.
В 1918–1921 гг. было национализировано имущество более половины имевшихся в России мон-рей — 722. На 1914 год, довоенный, Русская Церковь имела 953 монастыря.

По свидетельству активного деятеля «Живой церкви» В. Красницкого, в ходе изъятия в 1922 г. произошло 1414 кровавых инцидентов. Прот. Михаил Польский приводит следующие цифры: в 1922 г. общее число жертв, погибших при столкновениях и расстрелянных по суду, было 2691 чел.

Обратите внимание

белого духовенства, 1962 монашествующих, 3447 монахинь и послушниц; всего — 8100 жертв. В литературе встречаются также данные о том, что в 1922 г. в стране прошел 231 судебный процесс, на котором были вынесены приговоры 732 обвиняемым (Там же. Кн. 1. С. 78).

В результате были изъяты церковные предметы на сумму 4 650 810 р. 67 к. в золотых рублях. Из этих средств 1 млн золотых р. пошел на покупку продовольствия для голодающих, вокруг чего была развернута агитационная кампания.

Основные средства использованы на саму кампанию по изъятию или, точнее говоря, на кампанию по расколу РПЦ.

Гонения, начавшись в 1929 г., продолжались до 1933 г. Значительная часть духовенства за это время была арестована и сослана в лагеря, приняла мученическую кончину. В 1929–1933 гг. было арестовано ок. 40 тыс. церковно- и священнослужителей. В одной только Москве и Московской обл.— 4 тыс. чел. Большая часть арестованных была приговорена к заключению в концлагеря, многие были расстреляны. Находившиеся в заключении и дожившие до гонения 1937 г. претерпели мученическую кончину.

Сообщалось в 1935 году, что по всей стране насчитывается не менее 25 тыс. всяких молитвенных домов (в 1914 г. церквей было до 50 тыс.).

В нач. 1937 г. была проведена перепись населения СССР. По предложению Сталина в эту перепись был включен вопрос о религии, на который отвечали все граждане начиная с 16 лет. Правительству, и в особенности Сталину, хотелось узнать, каковы же их реальные успехи за 20 лет борьбы с верой и Церковью, кем называют себя люди, живущие в гос-ве, исповедующем в качестве религиозного суррогата воинствующее безбожие. Всего населения от 16 лет и старше в Советской России оказалось в 1937 г. 98,4 млн. чел., из них 44,8 млн. мужчин и 53,6 млн. женщин. Верующими себя назвали 55,3 млн. чел., из них 19,8 млн.— мужчины и 35,5 млн.— женщины. К неверующим себя отнесла меньшая, но все же достаточно значительная часть — 42,2 млн. чел., из них 24,5 млн.— мужчины и 17,7 млн.— женщины. Не пожелали ответить на этот вопрос всего лишь 0,9 млн. чел. Но и это было не все: православными себя назвали 41,6 млн. чел., или 42,3% всего взрослого населения РСФСР и 75,2% всех, назвавших себя верующими. Армяне-григорианцы составили 0,14 млн. чел., или 0,1% всего взрослого населения, католики — 0,5 млн., протестанты — 0,5 млн., христиане прочих исповеданий — 0,4 млн., магометане — 8,3 млн., иудеи — 0,3 млн., буддисты и ламаисты — 0,1 млн., прочие и неточно указавшие религию — 3,5 млн. чел. Из переписи с ясностью следовало, что население страны осталось православным, сохранив национальные духовные корни.

По данным правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937 г. было арестовано 136 900 православных священно- и церковнослужителей, из них расстреляно 85 300; в 1938 г. арестовано 28 300, расстреляно 21 500; в 1939 г. арестовано 1500, расстреляно 900; в 1940 г.

арестовано 5100, расстреляно 1100; в 1941 г. арестовано 4 000, расстреляно 1900 (Яковлев. С. 94–95). В одной Тверской обл. было расстреляно только в 1937 г. более 200 священников, а в Московской — ок. 1000. Осень 1937 г. и зиму 1937/38 г.

сотрудники НКВД едва успевали ставить свои подписи под «следственными» бумагами, а в выписках из актов о приведении в исполнение смертного приговора секретарь тройки при УНКВД часто ставил «1» час ночи, потому что на написание этой цифры тратилось меньше всего времени.

И получалось, что все приговоренные в Тверской обл. были расстреляны в одно и то же время.

Важно

За 1937 год по данным статистики НКВД, в то время, конечно же, строго засекреченной, а ныне уже опубликованной, органами НКВД было арестовано 33382 служителя культа. В 1938 году за «церковно-сектантскую контрреволюцию» было арестовано 13438 человек.

Кто-то говорит, что при Сталине не было гонений на Церковь? Эти цифры просто и ясно опровергают подобного рода рассуждения. В 1937 году от общего числа приговоров 44% были к высшей мере наказания – к расстрелу.

В 1938 году процент расстрельных приговоров вырос до 59.

К весне 1938 г. власти сочли, что РПЦ физически уничтожена и отпала необходимость содержать специальный государственный аппарат по надзору за Церковью и проведению в жизнь репрессивных распоряжений. 16.04.1938 Президиум Верховного Совета СССР постановил ликвидировать Комиссию Президиума ЦИК СССР по вопросам культов. Из 25 тыс. церквей в 1935 г. после двух лет гонений в 1937-м и 1938 гг. в Советской России осталось всего 1277 храмов и 1744 храма оказались на территории Советского Союза после присоединения к нему западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики. Т. о., во всей России в 1939 г. храмов стало меньше, чем в одной Ивановской обл. в 1935 г. Можно с уверенностью сказать, что гонения, обрушившиеся на РПЦ в кон. 30-х гг., были исключительными по своему размаху и жестокости не только в рамках истории России, но и в масштабе всемирной истории.

Во все время Великой Отечественной войны не прекращались аресты духовенства. В 1943 г. было арестовано более 1 тыс. православных священников, из них расстреляно 500. В 1944–1946 гг. количество смертных казней ежегодно составляло более 100 чел. (Яковлев. С. 95–96). В 1946 г.

Совет по делам РПЦ, образованный 8.10.

1943 с целью наблюдения за умонастроениями в церковной среде и проведения распоряжений правительства, представил в Политбюро отчет о своей работе и о положении РПЦ и верующих в Советской России, в отчете были приведены следующие цифры: «По состоянию на 1 января 1947 г.

в СССР функционирует 13 813 православных церквей и молитвенных домов, что по сравнению с 1916 г. составляет 28% (не считая часовен).

Из них: в городах СССР функционирует 1352 и в рабочих поселках, селах и деревнях — 12 461 церковь… Открыто немцами на оккупированной территории (главным образом, в УССР и БССР) — 7 тыс.; бывших униатских приходов, воссоединившихся с православной церковью (западные области УССР),— 1997. Распределение их по республикам и областям крайне неравномерно. Если на территории УССР функционирует 8815 церквей, то на территории РСФСР только 3082, и то из них около 1300 церквей открыто в период оккупации»

На 1945 год в стране было более ста действующих монастырей, и практически все – на территории подвергшейся немецкой оккупации. К моменту смерти Сталина, из этих 100, 40 было уже закрыто.

В объяснительной записке 1948 г. Совет по делам РПЦ привел следующие данные о количестве церквей и молитвенных домов в Советской России: «На 1 января 1948 г. в СССР было 14 329 действующих церквей и молитвенных домов (11 897 церквей и 2432 молитвенных дома, что составляет 18,4% к количеству церквей, молитвенных домов и часовен в 1914 г.

, когда их было 77 767). Количество церквей в Украинской ССР составляет 78,3% к их числу в 1914 г.

, а в РСФСР — 5,4%… Увеличение числа действующих церквей и молитвенных домов произошло по следующим причинам: а) в период войны на территории, подвергавшейся немецкой оккупации, было открыто 7547 церквей (фактически еще больше, так как значительное число церквей после войны перестало функционировать ввиду ухода духовенства вместе с немцами и вследствие изъятия нами у религиозных общин школьных, клубных и т. п. зданий, занятых ими во время оккупации под молитвенные дома); б) в 1946 г. перешел в православие 2491 приход униатской (греко-католической) церкви в западных областях УССР; в) за 1944–1947 гг. вновь открыто с разрешения Совета 1270 церквей, главным образом в РСФСР, откуда были многочисленные и настойчивые просьбы верующих. Территориальное размещение действующих церквей неравномерное. Например. В областях и республиках, подвергавшихся оккупации в период войны, имеется 12 577 действующих церквей, или 87,7% всех церквей, а на остальной территории Союза — 12,3%. 62,3% всех церквей приходится на Украинскую ССР, причем самое большое количество церквей в Винницкой области — 814… На 1 янв. 1948 г. было зарегистрированных священников 11 846 и дьяконов 1255, а всего 13 101 человек, или 19,8% к числу их в 1914 г. … На 1 янв. 1948 г. в СССР было 85 монастырей, что составляет 8,3% к числу монастырей в 1914 г. (1025 монастырей). В 1938 г. в СССР не было ни одного монастыря, в 1940 г. с вхождением в СССР Прибалтийских республик, западных областей УССР, БССР и Молдавии их стало 64. В период оккупации УССР и ряда областей РСФСР было открыто до 40 монастырей. В 1945 г. числился 101 монастырь, но в 1946–1947 гг. 16 монастырей ликвидировано» (Там же. Ед. хр. 6. Л. 2–6).

Источник: https://brodaga-2.livejournal.com/478358.html

Гонения на Русскую Православную Церковь в XX веке

В истории Вселенской Церкви никогда не было таких масштабных и всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений, как в России в XX веке. В первые три века существования христианства гонения носили локальный характер и длились не более нескольких лет. Даже самое страшное гонение Диоклетиана и его преемников, начавшееся в 303 г., продолжалось всего 8 лет.

Гонения в России распространились по всей территории огромной страны, занимавшей 1/6 часть планеты; охватили все организации: учебные, хозяйственные, административные, научные; все слои общества и все возрасты: от детей, подвергнутых безбожному воспитанию и преследованиям за веру в детских садах и школах до глубоких стариков, вспомним расстрел в 1918 г.

детей — царственных мучеников и расстрел в 1937 г. 81-го летнего свмч. митрополита Серафима (Чичагова), который по болезни уже не мог ходить. Более ста миллионов православных верующих России подверглись, все без исключения, разнообразным гонениям, притеснениям, дискриминации — от издевательств и увольнения с работы до расстрела.

И это продолжалось более 70 лет с 1917 года до «перестройки» конца 1980-х годов.

Илья Глазунов. Вечная Россия

Советская власть с первых дней своего существования поставила задачу — полное, с самой беспощадной жестокостью, уничтожение Православной Церкви. Эта установка лидеров большевиков ярко выражена в известном ленинском письме («Членам Политбюро. Строго секретно») от 19 марта 1922 г.

Читайте также:  Икона великомученицы людмилы чешской

: «…изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (Архивы Кремля. В 2-х кн./ Кн.1.

Политбюро и Церковь. 1922-1925 гг. — М. — Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1997 г., стр.143).

Через два десятилетия деятельности по этому плану разрушение зримой структуры Церкви было близко к завершению. К 1939 г. по всей стране оставалось незакрытыми около 100 храмов из 60000 действующих в 1917 г. На свободе пребывали только 4 правящих архиерея, причем и на них в НКВД были сфабрикованы «показания» для ареста, который мог произойти в любое время.

Совет

Изменение государственной церковной политики и восстановление церковной жизни началось только во время Отечественной войны 1941-1945 гг. и было очевидным следствием общенародной трагедии. Однако и этот отказ от искоренения религии в кратчайшие сроки не означал прекращения преследования Церкви.

Хотя и в меньших масштабах, чем прежде, аресты архиереев, священников и активных мирян продолжались и в послевоенный период. (см. Акты, За Христа пострадавшие). Массовое освобождение из лагерей и ссылок репрессированных священнослужителей и мирян произошло только в 1955-1957 годах.

А в 1959 году началось новое страшное хрущевское гонение, во время которого было закрыто более половины из десяти тысяч церквей, действующих в 1953 г.

В статье делается попытка оценить по годам количество пострадавших за веру иерархов, клириков и мирян Русской Православной Церкви — жертвах большевистского режима с 1917 по 1952 годы.

С одной стороны, это только оценка количества жертв, с другой стороны, представленные в статье материалы были рассмотрены Комиссией при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий и одобрены ею 20 декабря 1995 г.

В эту комиссию входили Главный прокурор России, руководители ФСБ, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции и др. Следовательно, статистические данные, приводимые в статье, получили официальное подтверждение на самом высоком государственном уровне.

Компьютерная база данных о гонениях

Оценка статистики гонений проводилась на основе компьтерной базы данных. Систематический сбор материалов и разработка базы данных о гонениях на Русскую Православную Церковь начались в 1990 г.

в информационной секции Братства во Имя Всемилостивого Спаса, которая была впоследствии преобразована в кафедру информатики Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Сразу после образования Института в 1992 г.

было получено благословение Святейшего Патриарха Алексия «сосредоточить работы по исследованию истории Русской Православной Церкви XX века в Православном Свято-Тихоновском Богословском Институте».

Обратите внимание

Сведения о гонениях постоянно собираются, обрабатываются, систематизируются и вводятся в базу данных, где к январю 2004 г. накоплено более 22000 биографических справок и около 3600 фотографий.

В этой работе, почти полностью выполненной энтузиастами в свободное от основной работы время, приняли участие с разной интенсивностью в течение 12 лет более 50 человек.

Биографические материалы располагаются в базе данных по единой схеме, состоящей из последовательно заполняемых блоков: имя, священный сан или наименование церковного служения, фотографии.

Далее в хронологическом порядке следуют: дата и место рождения, сведения об образовании, рукоположении, постриге, сведения о работе, о местах служения и проживания, сведения об арестах, ссылках, пребывании в заключении, сведения о кончине, погребении и о всецерковной или местной канонизации (если она проведена).

Как комментарии к каждому блоку, может даваться рассказ о тех или иных ярких эпизодах жизни или обстоятельствах кончины пострадавшего за веру, а иногда и развернутая статья о каком-либо выдающемся церковном деятеле.

Подобная структура размещения данных позволяет быстро получать информацию по самым разнообразным тематическим запросам (например, выявить всех пострадавших выпускников Московского государственного университета (см. газету «Татьянин День» NN 18,19,20 за 1998 г.

), или, например, священников Воронежской епархии, расстрелянных в 1937 г.). Из базы данных регулярно выдаются справки по запросам различных организаций и частных лиц, информация в базе постоянно проверяется и пополняется. В 1996 г.

был организован доступ к базе в международной компьютерной сети internet (адрес: http://www.pstbi.ru).

Результатом данной работы явилась подготовка издания биографического справочника «За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь, 1917-1956». Настоящее издание представляет из себя два тома по 700 страниц в каждом с многочисленными фотографиями.

Важно

Издание является уникальным как по объему (содержащим более 9.000 имен пострадавших), так и по содержанию, поскольку в немалой степени базируется на труднодоступных и малоизвестных материалах.

При этом список источников приводится в конце каждой биографической статьи в книге (равно как и в компьютерной базе данных).

Источники информации

По благословению святейшего патриарха Алексия II в ПСТБИ был передан архив данных (около 2000 имен), собранный Синодальной Комиссией по изучению материалов о реабилитации духовенства и мирян Русской Православной Церкви, работавшей под руководством Высокопреосвященного Владимира (Сабодана), тогда митрополита Ростовского и Новочеркасского.

Помимо материалов собранных Синодальной Комиссией, представляющих из себя, главным образом, письма родственников и очевидцев, непосредственно Институтом было получено более 1.000 писем.

(Обращения с просьбой сообщить сведения о новомученниках были разосланы Институтом во все центральные газеты и журналы, более чем в 200 переферийных газет и во многие издательства; был проведен целый ряд радиопередач.) И хотя зачастую имеющаяся у родственников информация оказывалась достаточно скудной, в целом, присланные письма являются для нас одним из важнейших источников.

Именно в них можно услышать поистине драгоценные живые голоса людей переживших те страшные времена. Ценность этих свидетельств особенно высока, так как самих свидетелей остается сейчас все меньше и меньше.

Главным же в количественном отношении источником явились ставшие сейчас доступными архивные документы: документы из Центрального Архива ФСБ РФ, ГА РФ, а также документы местных городских архивов и краеведческих музеев, других государственных и частных хранилищ. Здесь одно дело может принести сведения о десятках и сотнях пострадавших (так по Белозерскому делу от 02.10.

1937 расстреляно ровно 100 человек). В некоторых областях нашлись даже общие списки осужденных по церковным делам, составленные в свое время исполнительными сотрудниками НКВД-МВД-КГБ. Там сразу многие сотни жертв. (Так по Тверской обл. — 409, по Саратовской — 921).

К сожалению, как правило эти списки представляют из себя лишь скупые колонки дат: арестован, осужден, расстрелян.

Следующий источник, приобретающий все более важное значение — публикуемые печатные материалы. Здесь особенно хочется выделить вышедший уже в семи томах труд иеромонаха Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия» и книгу «История Русской Церкви, 1917-1997» протоиерея Владислава Цыпина.

Помимо перечисленных источников в нашей работе также широко использовались неопубликованные рукописи; аудио- и видеозаписи; материалы, собранные сотрудниками Православного Свято-Тихоновского Богословского Института и присланные отдельными исследователями-энтузиастами.

Работа над базой данных и над книгой поставила вопрос об отборе лиц, которых можно считать пострадавшими за веру и Церковь.

В базу данных включались сведения о представителях Русской Православной Церкви, осужденных по так называемым церковным делам (дела связанные с вскрытиями мощей, с изъятием церковных ценностей, дела о всевозможных мифических «контрреволюционных организациях церковников»).

Совет

Учитывались также сведения о православных клириках, осужденных и по уголовным делам, фабрикация которых была одним из способов компрометации преданных Церкви людей. Значительное число людей было казнено и вовсе без всякого суда и следствия (особенно в годы гражданской войны).

Единственной их «виной» была вера в Бога. В книгу были включены также сведения о лицах, добровольно отправившихся в ссылку вслед за своими духовными отцами, родными и близкими. Это — часто жены священников или духовные чада арестованных и сосланных духовников.

Оценка общего количества новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в 20 веке

Трудно оценить общее количество пострадавших за Христа в годы советской власти. В дореволюционной России было около 100.000 монашествующих и более 110.000 человек белого духовенства. С учетом их семей к сословию духовенства относилось на рубеже веков 630.000 человек (см.

Энциклопедический словарь «Россия», Брокгауз и Ефрон, С-Пб., 1898, с. 86). Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквях и монастырях России в канун революции, так посвященных в дальнейшем, вплоть до 1940-50-х годов.

В брошюре «Крестный путь Церкви в России» (изд-во «Посев», 1988) говорится о 320000 пострадавших священнослужителях.

В 1937 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о «широко разветвленной враждебной советской власти легальной организации в 600.000 человек по всему СССР». (Цит. по: Прот. В.Цыпин. История Русской Церкви, 1917-1997, М., 1997, с.248).

И это после 20 лет кровавого террора против Церкви! И хотя здесь Маленков ведет речь о «церковниках и сектан- тах», очевидно, что в бывшей преимущественно православной стране большая часть из этих 600.

000, намеченных к скорейшему уничтожению людей, не сектанты, а православные, главным образом оставшиеся еще в живых священно- и церковнослужители и члены «двадцаток».

Таким образом, ясно, что счет пострадавшим шел на сотни тысяч: по разным оценкам, их было от 500.000 до миллиона православных людей, за Христа пострадавших. Мы располагаем данными о том, что более чем 400 архиереев подверглись репрессиям. Из них свыше 300 архипастырей были казнены или скончались в заключении.

Обратите внимание

Но даже и эти огромные цифры потерь среди православного епископата далеко не являются исчерпывающими, и можно ожидать заметного увеличения этого списка. Несопоставимо труднее будет получить относительно полную картину гонений среди священников, диаконов и монахов.

И практически неразрешимой задачей предстает сбор сведений о большей части пострадавших за Церковь мирян.

Сейчас у нас в базе данных около 22000 имен. Таким образом, можно говорить о том, что у нас собраны сведения приблизительно об 1/22 части пострадавших.

Построение графика репрессий (статистики гонений)

Рис. 1. Статистика гонений по годам всех православных христиан, пострадавших за Христа

На графике репрессий (см. рис. 1) по одной оси откладываются годы от 1917 до 1951, по другой — количество респрессий по годам, фиксированные в базе данных, умноженные на коэффициент, равный отношению общего числа репрессий к числу репрессий, введенному в базу данных.

Получаем график оценки общего числа репрессий по годам. (График представляет число репрессий: арестов и расстрелов, а не число репрессированных.

Так, например, в лагерях в 1939 году находились сотни тысяч осужденных за веру, в частности, все арестованные и нерасстрелянные в 1937 и 38 годах. Как правило все, кто в 20-е и 30-е годы были арестованы по церковным делам, оставались лишенными в правах до 80-х годов. Например, С.И.

Фудель, см. «Новая Европа» N?, скончался в 1977 г. можно сказать в «ссылке» за стокилометровым рубежом от Москвы, где родился и где жила семья сына.)

Коэффициент, на который нужно умножать фиксированное в базе данных число репрессий будет (может?) уточняться в процессе уточнения общего числа репрессий. Если общее число репрессированных за веру людей 500000 (как мы полагаем это нижняя оценка), то этот коэффициент равен (500000 : 22118) = 22.6, если 1000000 — 45.2.

Мы при построении графика выбрали коэффициент 22.

6, так, например, в 1922 году в базе данных есть сведения о 869 пострадавших (аресты, ссылки или расстрелы) и 46 казненных, поэтому на графике отложено 19639 (верхний график) — как оценка общего числа людей, подвергшихся репрессиям в 1922 году, и 1039 (нижний график) — оценка общего числа расстрелов в 1922 г.

Если бы у нас были сведения о всех пострадавших, мы смогли бы точно нарисовать по годам количество репрессий и изучить этот процесс. Мы имеем сведения только об ~1/22 части репрессий.

Вопрос правомерности изучения процесса по этой выборке сводится к вопросу представительности (репрезентативности), как говорят математики, этой выборки: насколько эта выборка равномерна и случайна. В виду разнообразия источников информации, эта выборка представляется достаточно представительной.

Важно

(Есть математические методы проверки представительности вы- борки, на которых, видимо, здесь неуместно останавливаться, хотя они очень интересные и убедительные. Один из главных методов проверки — расчет статистики по разным эшелонам выборки. Такие расчеты производи- лись в 1995г.

по трем тысячам имен, в конце 1996 по пяти тысячам имен, в 1998 по 10000, они дали качественно близкие результаты с нынешними по десяти тысячам имен, коэффициенты выбирались, соответственно равными 150, 100, 50).

Периоды гонений и связанные с ними государственные и церковные события

После октябрьского переворота 1917 г. и захвата власти большевики ни на один год не оставляют Церковь своим жестоким вниманием. Ниже приводятся периоды гонений и происходящие в это время основные государственные и церковные события.

Первая волна гонений (1917-1920 годы). Захват власти, массовые грабежи церквей, расстрелы священнослужителей.

Источник: http://voskrcerkov.ru/2014/02/02/goneniya-na-cerkov/

Ссылка на основную публикацию