Священное писание в православии

Священное Писание. Библия

 Священное Писание в христианстве – это Библия. В переводе с древнегреческого она обозначает слово «книги». Именно из книг и состоит она. Всего их насчитывается 77, большую часть из которых, а именно 50 книг, относят к Ветхому Завету и 27 книг причисляют к Новому Завету.

Согласно Библейскому счету, возраст самого Священного Писания составляет около 5,5 тысяч лет, а его преображению в виде литературного произведения не менее 2 тысяч лет. Несмотря на то, что писалась Библия на разных языках и несколькими десятками Святых, она сохранила внутреннюю логическую последовательность и композиционную завершенность.

История более древней части Библии, именуемой Ветхим Заветом, в течение двух тысяч лет подготавливала род человеческий к пришествию Христа, тогда как, повествование Нового Завета посвящено земной жизни Иисуса Христа и всем его ближайшим единомышленникам и последователям.

Все библейские книги Ветхого Завета можно разделить на четыре эпохальные части.

Обратите внимание

Первая часть посвящена Закону Божиему, представленному в виде десяти Заповедей, и переданному роду человеческому через пророка Моисея. Каждый христианин по воле Божией должен жить согласно этим Заповедям.

Вторая часть является исторической. Она полностью раскрывает все события, эпизоды и факты, произошедшие за 1300 лет до нашей эры.

Третью часть Священного Писания составляют «учительные» книги, для них характерен нравственно-назидательный характер.

Главенствующей целью этой части является не жесткое определение правил жизни и веры, как в книгах Моисея, а мягкое и ободряющее расположение рода человеческого к праведному образу жизни.

«Учительские книги» помогают человеку научиться жить в благоденствии и душевном умиротворении согласно Воле Божией и по Его благословлению.

К четвертой части относят книги пророческого свойства. Эти книги учат нас тому, что будущее всего рода человеческого не является делом случая, а зависит от образа жизни и веры каждого человека.

Пророческие книги не только открывают нам будущее, но и взывают нас к собственной совести.

Нельзя пренебрегать этой частью Ветхого Завета, ибо она необходимо каждому из нас для обретения твердости в стремлении своем принять вновь первозданную чистоту души своей.

 Новый Завет, являющийся второй и более поздней частью, Священного Писания, рассказывает о жизни земной и об учениях Иисуса Христа.

Важно

К книгам, выступающим основой Ветхого Завета, относят, прежде всего, книги «Четвероевангелия» -благовествования от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, несущие благую весть о приходе в мир земной Искупителя Божественного для спасения всего рода человеческого.

Все последующие новозаветные книги (кроме последней) получили название «Апостол». Они рассказывают о Святых Апостолах, об их великих деяниях и о наставлениях народу христианскому. Последней, замыкающей общий цикл писаний Нового Завета, является книга пророческая, именуемая «Апокалипсисом». Эта книга гласит о пророчествах, связанных с судьбами всего человечества, мира и Церкви Христовой.

По сравнению с Ветхим Заветом, Новый Завет обладает более строгим нравственно — назидательным характером, ибо в книгах новозаветных осуждаются не только греховные деяния человека, но и даже сами мысли о них.

Христианин должен не только жить благочестиво, согласно всем Заповедям Божьим, но и искоренять в себе то зло, которое живет внутри каждого человека. Только одолев его, человек будет способен победить саму смерть.

Новозаветные книги гласят о главном в христианском вероучении – о великом воскрешении Иисуса Христа, одолевшего смерть и отварившего врата к вечной жизни для всего человечества.

Ветхий Завет и Новый Завет – единые и неразделимые части всего Священного Писания.

Ветхозаветные книги являются свидетельством того, как Бог дал человеку обещание о приходе на землю Божественного Спасителя всеобщего, а новозаветные писания воплощают собой доказательство того, что Бог сдержал Свое слово пред человечеством и даровал ему Единородного Сына Своего для спасения всего рода человеческого.

Значение Библии.

 Библия переведена на наибольшее количество существующих языков и является самой распространенной книгой во всем мире, ибо Создатель наш изъявил волю открыть Себя и донести Слово Свое до каждого человека земного.

Библия – это источник откровений Божьих, через нее Бог дарует человечеству возможность знать истинную правду о мироздании, о прошлом и будущем каждого из нас.

Зачем Бог дал Библию? Он принес нам ее в дар для того, чтобы мы могли совершенствоваться, творить дела добрые, идти по жизненному пути не наощупь, а в твердом осознании благодатности поступков своих и истинного предназначения своего. Именно Библия указывает нам наш путь, она освещает его и предрекает его.

Единственно верное предназначение Библии – воссоединение человека с Господом Богом, восстановление Его образа в каждом человеке и исправление всех внутренних свойств человека согласно первоначальному замыслу Бога. Все, что мы узнаем из Библии, все то, что мы ищем и находим в книгах Священного Писания, помогает нам достичь этой цели.

Источник: https://uspenie23.ru/svyashhennoe-pisanie-bibliya/

Священное писание в христианстве

Интересные статьи и публикации по эзотерике и религии на тему Священное писание в христианстве вы найдете в онлайн ленте статей раздела Религия.

Священные Писания это слово Божье, данное Церкви. Образцовые труды Церкви, то есть те священные книги, с которыми Церковь связала себя заветом, содержат в себе книги, известные как Библия, Книга Мормона, Учение и Заветы, Драгоценная Жемчужина.

В дополнение к этим Священным Писаниям, слова, произносимые под вдохновением Святого Духа, особенно те, которые сказаны членами Первого Президентства и Кворума Двенадцати, принимаются как Писания (см. УиЗ. 68:1-4).

Священные Писания важны как эталон.

..

“O величайший из всех личностей, O высшая форма, хотя я вижу Тебя здесь передо мной в Твоей фактической позиции, как Ты описал Себя, я желаю видеть, как Ты вступил в это космическое проявление. Я хочу видеть эту Твою форму”. Не очень разумные материалисты отрицают, что Бог личность, хотя сами не прочь поставить себя в роль Бога. Или другими словами, создать такую ситуацию, чтобы от него зависели все дела мира. Если Бог не личность, то почему они хотят управления миром?

“O лотосоокий, я…

Я ни в коем случае не оказываю особого внимания христианству, но, к сожалению, оно заслуживает внимания. По многим причинам оно является самым безобразным проявлением религии в мире.

Совет

Прежде всего, христианство – единственная хорошо организованная религия. Чем лучше религия организована, тем меньше она является религией как таковой. Истина, по своей природе, не может быть организована.

Организовать истину – это то же самое, что убить ее.

Истина жива только тогда, когда организация…

«Есть лишь одна Священная Книга — священный манускрипт природы, единственное писание, кото¬рое может просветить читающего». Большинство людей считает святыми писаниями лишь определенные книги или рукописные свитки, они бережно хранят их, почитая святынями, пе¬редают их потомкам как божест-венное откровение.

Люди ссорятся и спорят по вопросу подлинности этих книг, они отказы-ваются принять любую другую книгу подобного характера, цепляясь за однуединственную, и зачастую утрачивают ее смысл и…

К ОЗЕРУ О'ХАРА Разве можно представить еще большие добродетели, чем Любовь, Гармония и Красота? Однако можно себе представить, что это служит величайшим идеалом для всех суфийских братьев и сестер, когда они восходят на вершину священного холма, где расположен суфийский лагерь Рокки Маунтин, каждый год все растущий и превращающийся в то, что однажды станет канадским “Универ-сумом”, объединяющим все религиозные идеалы.

Как скромное подношение этому идеалу, суфийский лагерь всегда будет опытом…

Христианство на Руси возникло с незапамятных времен, и до сих пор Православные христиане составляют большинство населения России. Христианство – это одно из направлений в религии которое в своей основе имеет заповеди Иисуса Христа.

Но настоящий христианин это не тот кто постоянно ходит в церковь и соблюдает все храмовые посты и праздники. Истинным наследником учителя может считаться лишь тот, кто в мирской жизни придерживается его заповедей.

Христианская церковь очень много сделала и…

Изложение книги В.А.Кожевникова “Буддизм в сравнении с христианством”. Основные мысли труда В.А.Кожевникова “Буддизм в сравнении с христианством” (В 2 т. Пг., 1916) заслуживают широкого распространения.

Препятствием этому являются, однако, размеры книги, в ней почти 1400 страниц, и то обстоятельство, что она появилась незадолго до большевистской революции, следовательно, не успев распространиться, исчезла, вероятно, на книжном рынке.

Поэтому я счел полезным дать краткое изложение этой книги…

Нет священных книг. Все книги написаны человеком, но каждая религия обманывала людей тем, что ее книги – единственно священные. И говоря: “Это единственная священная книга”, они имеют в виду, что она написана Богом.

И все они представляют странные аргументы, абсолютно нелогичные, лишенные очевидности.

Обратите внимание

Например, индусы говорят, что Веды священны и что это единственное собрание священных книг – Вед всего четыре, – а всякий, кто претендует на то, что его книга, отличная от Вед, священна…

Чтобы открыть мир магии, мы должны преодолеть индивидуальные неврозы и эгоцентрические отношения, ибо они не позволяют нам испытать более широкое видение – видение за пределами самих себя.

Затемняя наше видение, они мешают нам возвысить себя так, чтобы мы могли расширить свою личность и помогать другим.

Некоторые люди считают мировые проблемы настолько важными и острыми, что предпочитают социальные и политические действия индивидуальному развитию. Эти люди могут испытывать потребность целиком…

Явление перевоплощения было тесно связано со Священной Рощей, которая играла у наших предков значительную роль во всех сферах жизни человека Этот вывод мы можем сделать из анализа самого слова “роща”.

Суффикс ЩА в русском языке означает усиление функции, например: сила – силища, красота – красотища.

Роща тесно связана с таким понятием, как вРАЩЕние, которое не тождественно механическому кручению, а означало вРАЩЕние колеса пере-воПЛОЩЕний (в Ведах колесо Сансары), откуда русское слово…

Источник: https://www.SunHome.ru/religion/svyaschennoe-pisanie-v-hristianstve

Священное Писание в православной Традиции

На православном Востоке Писание и Предание нико­гда не рассматривались как два самостоятельных ис­точника христианской веры. Есть только один источ­ник — Предание, а Писание является его частью1. Пи-

______________________________________________

1 Arseniev. Teaching, 16ff.; Войдет. Eglise, 27-30; Idem. Meaning, 1; Bulgakov. Church, 20if.; Ware. Church, 196-197. См также Roques. Univers, 226 (понятие о Писании как час­ти Предания у Дионисия Ареопагита).

________________________Глава I________________________

сание не есть основа религиозной веры: оно само осно­вано на религиозном опыте и отражает этот опыт2.

Важно

Будучи частью Предания, Библия, однако, играет в жизни Церкви совершенно особую, исключительную роль.

Ветхий Завет, прообразующий христианские ис­тины, потом Евангелия, ставшие после смерти непо­средственных учеников Христа единственным источни­ком, доносящим до христиан живой голос Иисуса, и на­конец послания, написанные апостолами и принятые Церковью как наследие первого поколения христиан — вот три основные части, составляющие канон Писания:

Будем прибегать к Евангелию, как к плоти Иису­са, и к апостолам, как к пресвитерству Церкви. Бу­дем любить также и пророков, ибо и они возвещали то, что относится к Евангелию, на Христа уповали и Его ожидали и спаслись верою в Него3.

Эти слова священномученика Игнатия Богоносца обобщают основные принципы подхода к Священному Писанию в ранней Церкви: Евангелия понимаются как “плоть Иисуса”, Его воплощение в слове, послания апо­столов — как церковный комментарий к Евангелиям, а творения пророков, или шире — Ветхий Завет, как ожидание и предвосхищение Пришествия Христа.

Учение о Евангелии как плоти Иисуса получило дальнейшее развитие у Оригена. Во всем Писании он видит κένωσις (истощание) Бога Слова, воплощающего­ся в несовершенные формы человеческих слов:

Все, признаваемое словом Божиим, есть открове­ние воплотившегося Слова Божия, Которое было в начале у Бога (Ин. 1:2) и истощило Себя. Поэтому

___________________________________________________

2 О Предании как ύπόθεσις (основе) Писания см. Lossky.

Image, 142-143.

3 Игнатий Богоносец. Послание к Филадельфийцам, 5 [124].

Преподобный Симеон и Священное Писание______

мы за нечто человеческое признаем Слово Божие, ставшее человеком, ибо Слово в Писаниях всегда становится плотью и обитает с нами (Ин. 1:14)4.

Читайте также:  Икона блаженной ксении петербургской

Ориген, в частности, создал многомерное пространство для христианского типологического толкования Писания, с сохранением основных принципов иудейской и эллинистической традиций. Согласно Оригену, помимо буквального, существует скрытый, внутренний смысл в каждом тексте Писания: кроме ιστορία (буквального значения) есть еще θεωρία (“созерцание”,

скрытый смысл)5. Этот типологический подход в первую очередь относится к Ветхому Завету, где все может рассматриваться как прообраз жизни и учения Христа. Что же касается Нового Завета, то “зачем ис­кать аллегории, если буква сама назидает?”6

Христос есть исполнение ветхозаветного закона, в котором прообразуется Его Пришествие. Но подобно тому, как Ветхий Завет был всего лишь тенью Нового Завета, сам Новый Завет, в свою очередь, — лишь тень грядущего Царства7.

Эта идея приводит Оригена не только к эсхатологическому толкованию отдельных библейских текстов, но также к такой форме экзегезиса, которая непосредственно связана с внутренней мис­тической жизнью каждого человека8.

Как Ветхий, так и Новый Заветы, в конечном счете, являются прообразом

_________________________________________

4 Ориген. Добротолюбие, 15, 19, 26-31 (438].

5 Ориген говорит о трех смысловых пластах в Писании: бук­вальном, нравственном и духовном (анагогическом), что соот­ветствует трем составляющим человека (тело, душа, дух). Однако на практике Ориген обычно не проводит четкого раз­личия между нравственным и духовным смыслом, ограничи­ваясь двумя смыслами для каждого конкретного текста: исто­рическим (буквальным) и аллегорическим (духовным).

6 Беседы на книгу Чисел, 11, 1, 11-12 [77].

7 Danlelou. Origen, 170-171.

8 Ibid., 163 ff.

________________________Глава I________________________

духовного опыта отдельной человеческой личности.

Од­ним из классических примеров мистической интерпре­тации подобного рода является толкование Оригена на Песнь Песней, где мы выходим далеко за пределы бук­вального смысла и переносимся в иную реальность, причем сам текст воспринимается лишь как образ, сим­вол этой реальности9.

Совет

После Оригена такой тип толко­вания достиг своего полного развития в православной Традиции: мы находим его у Григория Нисского и дру­гих александрийцев, а также у таких аскетических пи­сателей как Евагрий, Макарий Египетский и Максим Исповедник.

Последний, будучи монахом по воспитанию, послу­жил связующим звеном между александрийским алле­горическим методом Оригена и последующей Традици­ей, включающей и Симеона Нового Богослова10.

В тру­дах Максима мы находим все аспекты александрийского подхода к Библии. Подобно Оригену, он разделяет Пи­сание на тело и дух11.

Подобно Клименту Александрийскому, он говорит о двух видах, в которых Писание яв­ляет себя людям: первом — “простом и общедоступном, видеть который могут многие”; втором — “более со-

одобно Клименту Александрии? и-

9 Ibid., 166; Simonetti. Interpretation, 47-48.

10 Укажем на несколько исследований, посвященных связи между Максимом и Оригеном: Sherwood. Ambigua; Idem. Origenismus; Ivanka. Origenismus. О духовных толкованиях Максима см. Sherwood. Exposition; Thunberg. Symbol, 295-302; Blowers. Exegesis.

11 “Ветхий Завет составляет тело, а Новый — душу, дух и ум. И еще: телом всего Священного Писания, Ветхого и Но­вого Заветов, служит историческая буквальность его, душой же — смысл написанного…

Как человек смертен по своей ви­димой части, а по невидимой бессмертен, так и Священное Писание обладает, с одной стороны, преходящей явленностью буквы, а с другой — содержит сокрытый в ней дух, бытие ко­торого непреходяще и который составляет истинный предмет созерцания”; Мистагогия, 6 [684 AB].

Преподобный Симеон и Священное Писание______

крытом и доступном лишь для немногих, то есть для тех, кто, подобно Петру, Иакову и Иоанну, уже стали святыми апостолами, пред которыми Господь преобразился в славу, побеждающую чувство”12.

Как все александрийцы, в своих толкованиях Писания Максим широко использует аллегорию.

Обратите внимание

Так же, как у Оригена и Григория Нисского, аллегории у него обычно связаны с внутренней духовной жизнью человека:

Когда слово Божие становится в нас ясным и светлым, а лик Его сияет, словно солнце, тогда и одежды Его являются белыми, то есть слова Священного Евангельского Писания — ясными, прозрачными и не имеющими никакого покрова. И вместе с Господом приходят [к нам] Моисей и Илия, то есть духовные логосы Закона и Пророков13.

От александрийцев и частично от автора Ареопагитского Корпуса Максим унаследовал понимание толко­вания Писания как αναγωγή (возвышение)14. Букваль­ный смысл Писания — это лишь отправная точка: надо всегда искать высшее духовное значение в каждом

конкретном тексте, переносясь “от буквы (άπο του jbrjtou) священного Писания к его духу (ею. то πνεύμα)”15. Тай-

____________________________________________________________

12 Главы богословские, 1, 97 [1121 С — 1124 А]. Ср. понятие γκωατακος των γραφών у Климента Александрийского: Строматы, 6,15 [498) и др.

13 Главы богословские, 2, 14 [1132 А].

14 Термин восходит к Филону Александрийскому и используется в Корпусе Ареопагитикум для аллегорического толкования Писания: см. Дионисий Ареопагит. О церковной иерархии, 2, 5, 7-13 [16], и др.

Ср. Rorem. Symbolism, 99-105; 110-116. Максим предпочитает термин αναγωγή термину αλληγορία; как отмечает П.Шервуд, последний термин редко встречается у Максима: Sherwood. Exposition, 207.

15 Главы богословские, 2, 18 [1133 AB].

________________________Глава I________________________

на библейского текста неисчерпаема16: только ιστορία Писания ограничена рамками повествования, a θεωρία беспредельна17. Все в Писании связано с опытом со­временного человека:

Нам следует придерживаться смысла, [а не буквы] написанного. Ибо если то, что некогда происходило преобразовательно в истории, но нас ради было опи­сано в наставление (1 Кор. 10:11) духовное — и это записанное постоянно соответствует происходя­щему, то… мы должны, по возможности, переместить в [свой] ум все Писание18.

Что касается монашеской традиции толкования Свя­щенного Писания, то прежде всего надо отметить, что у монахов было особое отношение к Священному Писа­нию как источнику религиозного вдохновения: они не только читали и толковали его, но еще и заучивали его наизусть19. Монашеская традиция знает совершенно особый способ использования Писания — так называtмую μελέτη (“медитацию”), предполагающую постоянное повторение, вслух или шепотом, отдельных стихов и отрывков из Библии20.

Как правило, монахи не очень интересовались “научной” экзегетикой: они рассматривали Писание как руководство к практической деятельности и стремились понимать его посредством исполнения написанного в нем. В своих сочинениях Святые Отцы-монахи всегда

_________________________________________

16 Ср. Blowers. Exegesis, 149.

17 Sherwood. Exposition, 203.

18 Вопросоответы, 52, 173-177 [425].

19 В общежительных монастырях Пахомия Великого это было обязательно для каждого монаха: см. Rousseau. Pachomius, 81.

Важно

20 См. Изречения пустынных отцов, Ахилла, 5 [125 AB]. Ср. Burton-Christie. Cassian, 343.

Преподобный Симеон и Священное Писание______

настаивают на том, что все, сказанное в Писании, не­обходимо применить в собственной жизни: тогда станет понятным и скрытый смысл Писания. Такой практиче­ский подход к Писанию особенно характерен для “Изречений пустынных отцов”.

“Исполняй то, что на­писано”, — говорит авва Терентий21; в этой простой формуле обобщен весь опыт толкования и понимания Писания в раннем монашестве. Знаменательно также высказывание Антония: “Куда бы ты ни шел, всегда имей перед глазами Господа; что бы ты ни делал, имей на это свидетельство Священного Писания”22.

Таким образом, Писание должно было присутствовать в жизни монаха так же неизменно, как и Сам Господь: каждый отдельный поступок следовало сверять с евангельским свидетельством”.

Монашеский подход к Писанию, который можно оп­ределить как экзегезис через опыт, обобщен у Марка Подвижника следующим образом:

Смиренномудрый и упражняющийся в духовном делании, читая Божественное Писание, будет отно­сить все к себе, а не к другим… Читая Божественное Писание, старайся уразуметь сокровенное в нем, ибо все, что писано было прежде, написано нам в на­ставление (Рим. 15:4)… Слова Божественного Пи­сания читай делами и не многословь, тщеславясь од­ним простым (буквальным) пониманием24.

Подобный же тип экзегезиса характерен и для бого­служения Православной Церкви. Чтение Писания за

____________________________________

21 Геронтий, 1 [153 AB].

22 Антоний, 3 [76 С].

23 Ср. Burton-Christie. Word, 166

24 О духовном законе, 4 [905 В]; 24 [908 D]; 87 [916 С]. Вспомним, что Симеон был знаком с этой книгой: см. Житие, 4, 16-19.

________________________Глава I________________________

богослужением преследует одну цель — помочь верую­щим стать соучастниками описанных в нем событий, приобщиться к опыту библейских персонажей и сделать его своим собственным опытом.

В Великом каноне Анд­рея Критского мы находим целую галерею библейских персонажей из Ветхого и Нового Заветов; в каждом случае пример библейского героя сопровождается ком­ментарием со ссылкой на духовный опыт слушателя (молящегося) или призывом к покаянию:

Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам; аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?25

Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов (Мф. 15:22); касаюся края ризы, яко крово­точивая (Лк. 8:43-44); плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем (Ин. 11:33)26.

Священник мя предвидев мимоиде, и левит видев в лютых, нага презре (Лк. 10:31-33); но из Марии возсиявый Иисусе, Ты представ ущедри мя27.

В такой интерпретации каждый библейский персонаж становится прообразом верующего.

В литургических текстах Страстной Седмицы мы встречаем множество примеров экзегезиса со ссылкой на личную жизнь христианина. Следуя за Христом день за днем, верующий сам становится участником собы­тий, описанных в Евангелиях. Например, эпизод с засо­хшей смоковницей (Мф. 21:19) комментируется так:

Изсохшия смоковницы за неплодие, прещения убоявшеся, братие, плоды достойны покаяния прине­сем Христу…28

_________________________________________________________________

25 Песнь1.

26 Песнь 8. .

27 Песнь 1.

______Преподобный Симеон и Священное Писание______

Рассказ о предательстве Иуды побуждает автора вместе со слушателем вступить в прямой диалог с Иу­дой:

Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования ис­целений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапе­зы отрину? Еда иных нозе умыв, твои же презре? О, коликих благ непамятлив был еси! И твой убо небла­годарный обличается нрав…29

В песнопении, посвященном Распятию, автор говорит от лица Девы Марии, а в песнопении, посвященном по­гребению Христа — от лица Иосифа Аримафейского. В ночь после Великого Пятка Триодь Постная предписы­вает совершение чина погребения Иисуса Христа — бо­гослужения, в котором принимают участие все присут­ствующие с горящими свечами в руках и поются сле­дующие слова:

Животе, како умираеши? Како и во гробе обитав­ши?..

Иисусе, сладкий мой и спасительный свете, во гробе како темном скрылся еси?..

Иосифе треблаженне, погреби Тело Христа Жизнодавца30.

Совет

Верующий настолько глубоко вовлечен в литургиче­скую драму Страстной Седмицы, что вступает в диалог со всеми ее героями и даже с самим Иисусом. Страда­ния Христа переживаются им и становятся частью его личного опыта.

_______________________________________________

28 Святой и Великий Понедельник, Утреня, Стихира на сти­ховне, глас 8.

29 Святая и Великая Пятница, Служба 12 Евангелий, седален.

30 Святая и Великая Суббота, Утреня, Похвалы.

71

_________________________Глава I_________________________

На примере мистической типологии Оригена и дру­гих александрийцев, а также монашеской и литургиче­ской традиций Православной Церкви мы видим, что це­лью библейской экзегетики является не столько про­стое разъяснение отдельных фрагментов, сколько поис­ки скрытого смысла с прямыми ссылками на личную жизнь слушателя (читателя, молящегося).

Святые От­цы, интерпретируя тот или иной текст из Священного Писания, передавали читателю свой духовный опыт и приглашали его разделить этот опыт.

Отыскивая “скрытый” смысл в священных текстах, они старались установить прямую связь между Писанием и духовной жизнью: при этом всегда преследовалась одна цель — преобразить ιστορία отдельной человеческой жизни в θεωρία Божественных тайн, в непрекращающееся по­знание Бога через Писание.



Источник: https://infopedia.su/16x1107a.html

Священное Писание в Православной Церкви

   В православной традиции Ветхий Завет, Евангелие и корпус апостольских Посланий воспринимаются как три части неделимого целого.

При этом Евангелию отдается безусловное предпочтение как источнику, доносящему до христиан живой голос Иисуса, Ветхий Завет воспринимается как прообразующий христианские истины, а Послания апостольские – как авторитетное толкование Евангелия, принадлежащее ближайшим ученикам Христа.

В соответствии с этим пониманием священномученик Игнатий Богоносец говорит: «Будем прибегать к Евангелию, как к плоти Иисуса, и к апостолам, как к пресвитерству Церкви. Будем любить также и пророков, ибо и они возвещали то, что относится к Евангелию, на Христа уповали и Его ожидали и спаслись верою в Него».

Читайте также:  Благовещенский собор в москве

   Учение о Евангелии как «плоти Иисуса», Его воплощении в слове, получило развитие у Оригена.

Во всем Писании он видит «кенозис» (истощание) Бога Слова, воплощающегося в несовершенные формы человеческих слов: «Все, признаваемое словом Божиим, есть откровение воплотившегося Слова Божия, Которое было в начале у Бога (Ин 1:2) и истощило Себя.

Поэтому мы за нечто человеческое признаем Слово Божие, ставшее человеком, ибо Слово в Писаниях всегда становится плотью и обитает с нами (см.: Ин 1:14)».

   В православном богослужении Евангелие является не только книгой для чтения, но и объектом литургического поклонения: закрытое Евангелие лежит на престоле, его выносят для целования.

Во время архиерейской хиротонии раскрытое Евангелие возлагают на голову рукополагаемого, а при совершении Таинства елеосвящения раскрытое Евангелие возлагают на голову больного.

Обратите внимание

В качестве объекта литургического поклонения Евангелие воспринимается как символ Самого Христа.

   Что же касается Ветхого Завета, то он в христианской традиции воспринимается как прообраз новозаветных реальностей и рассматривается через призму Нового Завета. Такой род толкования получил в науке название «типологического».

Начало ему положено Самим Христом, Который сказал о Ветхом Завете: Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне (Ин 5.39). В соответствии с этим указанием Христа в Евангелиях многие события из Его жизни истолкованы как исполнение ветхозаветных пророчеств.

Типологические толкования Ветхого Завета встречаются в Посланиях апостола Павла, в особенности в Послании к Евреям, где вся ветхозаветная история толкуется в прообразовательном, типологическом смысле.

Та же традиция продолжена в богослужебных текстах Православной Церкви, наполненных аллюзиями на события из Ветхого Завета, которые трактуются применительно к Христу и событиям из Его жизни, а также к событиям из жизни новозаветной Церкви.

   По учению Григория Богослова, в Священном Писании заложены все догматические истины христианской Церкви: надо только уметь их распознавать.

Григорий предлагает такой метод чтения Писания, который можно назвать «ретроспективным»: он заключается в том, чтобы рассматривать тексты Писания, исходя из последующего Предания Церкви, и идентифицировать в них те догматы, которые более полно сформулированы в позднейшую эпоху.

Такой подход к Писанию является основным в патристический период. В частности, по мнению Григория, не только новозаветные, но и ветхозаветные тексты содержат учение о Святой Троице:

    Вознеси славу с Херувимами, соединяющими три Святости в одно Господство (Ис 6:2-3) и настолько показывающими Первую Сущность, насколько их крылья приоткрывают Ее трудолюбивым.

Важно

Просветись с Давидом, говорящим Свету: Во свете Твоем узрим свет (Пс 35:10), то есть в Духе Сына, светозарнее Которого может ли что-нибудь и быть? С Иоанном возгреми, сыном громовым, ничего низкого и земного не возглашая о Боге, но все высокое и возвышенное, признавая Того, Кто был в начале, Кто был с Богом и Кто есть Слово Божие (Ин 1:1), Богом, и Богом истинным от истинного Отца… И когда читаешь Я и Отец – одно (Ин 10:30), представляй связь по сущности; а когда (читаешь): К нему прилем и обитель у него сотворим (Ин 14:23), размышляй о раздельности Ипостасей; когда же (встречаешь) имя Отиа и Сына и Святого Луха (Мф 28:19), представляй три личных свойства. Вдохновляйся вместе с Лукой, читая Деяния апостолов. Зачем ставишь себя в один ряд с Ананией и Сапфирой… окрадываешь Само Божество и лжешь не человекам, а Богу (Деян 5:4), как слышал?

   Таким образом, Библию следует читать в свете догматического Предания Церкви. В IV веке и православные, и ариане прибегали к текстам Писания для подтверждения своих богословских установок. В зависимости от этих установок к одним и тем же текстам прилагали разные критерии и толковали их по-разному.

Для Григория Богослова, как и для других отцов Церкви, в частности Иринея Лионского, существует один критерий правильного подхода к Писанию: верность Преданию Церкви. Только то толкование библейских текстов легитимно, считает Григорий, которое основывается на церковном Предании: всякое другое толкование ложно, так как «окрадывает» Божество.

Вне контекста Предания библейские тексты утрачивают свою догматическую значимость. И наоборот, внутри Предания даже те тексты, которые не выражают прямо догматические истины, получают новое осмысление. Христиане видят в текстах Писания то, чего не видят нехристиане; православным открывается то, что остается сокрытым от еретиков.

Тайна Троицы для находящихся вне Церкви остается под покрывалом, которое снимается только Христом и только для тех, кто пребывает внутри Церкви.

   Если Ветхий Завет является прообразом Нового Завета, то Новый Завет, по мнению некоторых толкователей, является тенью грядущего Царства Божия: «Закон есть тень Евангелия, а Евангелие есть образ будущих благ», – говорит Максим Исповедник.

Эту идею преподобный Максим заимствовал у Оригена, так же как и аллегорический метод толкования Писания, которым он широко пользовался.

Аллегорический метод давал возможность Оригену и другим представителям александрийской школы рассматривать сюжеты из Ветхого и Нового Заветов как прообразы духовного опыта отдельной человеческой личности.

Совет

Одним из классических примеров мистической интерпретации подобного рода является толкование Оригена на Песнь Песней, где читатель выходит далеко за пределы буквального смысла и переносится в иную реальность, причем сам текст воспринимается лишь как образ, символ этой реальности.

   После Оригена такой тип толкования получил широкое распространение в православной традиции: мы находим его, в частности, у Григория Нисского, Макария Египетского и Максима Исповедника.

Последний, подобно Клименту Александрийскому, говорил о двух видах, в которых Писание являет себя людям: первом – «простом и общедоступном, видеть который могут многие»; втором – «более сокрытом и доступном лишь для немногих, то есть для тех, кто, подобно Петру, Иакову и Иоанну, уже стали святыми апостолами, пред которыми Господь преобразился в славу, побеждающую чувство». Вслед за Оригеном Максим Исповедник разделял Писание на тело и дух:

    Ветхий Завет составляет тело, а Новый – душу, дух и ум. И еше: телом всего Священного Писания, Ветхого и Нового Заветов, служит историческая буквальность его, душой же – смысл написанного…

Как человек смертен по своей видимой части, а по невидимой бессмертен, так и Священное Писание, с одной стороны, обладает преходящей явленностью буквы, а с другой – содержит сокрытый в ней дух, бытие которого непреходяще и который составляет истинный предмет созерцания.

   Максим Исповедник говорил о толковании Священного Писания как о восхождении от буквы к духу. Анагогический метод толкования Писания (от греч.

восхождение), как и аллегорический метод, исходит из того, что тайна библейского текста неисчерпаема: только внешняя канва Писания ограничена рамками повествования, а «созерцание», или таинственный внутренний смысл, является беспредельным.

Все в Писании связано с внутренней духовной жизнью человека, и буква Писания возводит к этому духовному смыслу: «Когда слово Бога становится в нас ясным и светлым, а лик Его сияет, словно солнце, тогда и одежды Его являются белыми, то есть слова Священного Евангельского Писания – ясными, прозрачными и не имеющими никакого покрова. И вместе с Господом приходят (к нам) Моисей и Илия, то есть духовные логосы закона и пророков».

   Типологическое, аллегорическое и анагогическое толкование Писания характерно для богослужения Православной Церкви. Главная цель чтения Писания за богослужением – помочь верующим стать участниками описанных в нем событий, приобщиться к опыту библейских персонажей и сделать его своим собственным опытом.

Обратите внимание

Великий канон преподобного Андрея Критского, читаемый в Великом посту, содержит целую галерею библейских персонажей из Ветхого и Нового Заветов; в каждом случае пример библейского героя сопровождается комментарием со ссылкой на духовный опыт молящегося или призывом к покаянию.

В такой интерпретации каждый библейский персонаж становится прообразом верующего:

    Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам; аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?

    Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов (Мф 15:22); касаюся края ризы, яко кровоточивая (Лк 8:43-44); плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем (Ин 11, зз).
    Свяшенник мя предвидев мимоиде, и левит видев в лютых, нага презре (Лк Ю, 31–33); но из Марии возсиявый Иисусе, Ты представ ушедри мя.

   В литургических текстах Страстной седмицы мы встречаем множество примеров толкования Писания со ссылкой на внутреннюю духовную жизнь христианина. Следуя за Христом день за днем, верующий сам становится участником событий, описанных в Евангелиях. Например, эпизод с засохшей смоковницей (См.

: Мф 21:19) комментируется так: «Изсохшия смоковницы за неплодие прещения убоявше-ся, братие, плоды достойны покаяния принесем Христу…

» Рассказ о предательстве Иуды побуждает автора богослужебных текстов вместе со слушателем вступить в прямой диалог с Иудой: «Кий тя образ, Иудо, предателя Спасу содела? Еда от лика тя апостольска разлучи? Еда дарования исцелений лиши? Еда со онеми вечеряв, тебе от трапезы отрину? Еда иных нозе умыв, твои же презре? О, коликих благ непамятлив был еси! И твой убо неблагодарный обличается нрав…» В песнопении, посвященном распятию, автор говорит от лица Девы Марии, а в песнопении, посвященном погребению Христа, – от лица Иосифа Аримафейского. В ночь после Великой Пятницы устав предписывает совершение Чина погребения Спасителя – богослужения, в котором принимают участие все присутствующие с горящими свечами в руках. За этим богослужением поются следующие слова:

   «Жизнь, како умираеши? Како и во гробе обитаеши?.. Иисусе, сладкий мой и спасительный свете, во гробе како темном скрылся еси?.. Иосифе треблаженне, погреби Тело Христа Жизнодавца».

Верующий настолько глубоко вовлечен в литургическую драму Страстной седмицы, что вступает в диалог со всеми ее участниками и с Самим Иисусом.

Страдания Христа переживаются православным христианином и становятся частью его личного молитвенного опыта.

   Если говорить о православной монашеской традиции толкования Священного Писания, то прежде всего надо отметить, что у монахов было особое отношение к Священному Писанию как к источнику религиозного вдохновения: они не только читали и толковали Писание, но еще и заучивали его наизусть. Монашеская традиция знает совершенно особый способ использования Писания – так называемое «размышление», «прилежное изучение», предполагающее постоянное повторение, вслух или шепотом, отдельных стихов и отрывков из Библии.

  Монахи в Восточной Церкви, как правило, не интересовались «научной» экзегетикой Писания: они рассматривали Писание как руководство к практической деятельности и стремились понимать его посредством исполнения написанного в нем.

В своих сочинениях святые отцы-аскеты настаивают на том, что все сказанное в Писании необходимо применять к собственной жизни: тогда станет понятным и скрытый смысл Писания. Такой подход к Писанию особенно характерен для «Изречений пустынных отцов».

«Исполняй то, что написано», – говорит авва Геронтий, и в этой простой формуле обобщен весь опыт толкования и понимания Писания в раннем монашестве. Знаменательно также высказывание Антония Великого: «Куда бы ты ни шел, всегда имей перед глазами Господа; что бы ты ни делал, имей на это свидетельство Священного Писания».

Таким образом, Писание должно присутствовать в жизни монаха так же неизменно, как и Сам Господь: каждый отдельный поступок следует сверять с евангельским свидетельством. Монашеский подход к Писанию, который можно определить как экзегезис через опыт, обобщен в следующих словах преподобного Марка Подвижника (IV век):

    Смиренномудрый и упражняющийся в духовном делании, читая Божественное Писание, будет относить все к себе, а не к другим…

    Читая Божественное Писание, старайся уразуметь сокровенное в нем, ибо все, что писано было прежде, написано нам в наставление (Рим 15:4)…

Читайте также:  Храм святого благоверного князя александра невского при мгимо в москве

    Слова Божественного Писания читай делами и не многословь, тщеславясь одним простым (буквальным) пониманием.

   В аскетической традиции Восточной Церкви присутствует мысль о том, что чтение Священного Писания – лишь вспомогательное средство на пути духовной жизни подвижника.

Важно

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «По-настоящему нам не следовало бы иметь нужды в помощи Писаний, а надлежало бы вести жизнь столь чистую, чтобы вместо книг служила благодать Духа и чтобы, как те исписаны чернилами, так и наши сердца были исписаны Духом.

Но так как мы отвергли такую благодать, то воспользуемся уже хотя бы вторым путем». Подобные же мысли встречаются у Исаака Сирина: «Пока человек не примет Утешителя, необходимы ему Божественные Писания…

Но когда сила Духа снизойдет в действующую в человеке душевную силу, тогда вместо закона Писаний укореняются в сердце заповеди Духа, и тогда тайно учится он у Духа и не имеет нужды в пособии вещества чувственного». По мысли Симеона Нового Богослова, необходимость в Писании отпадает, когда человек встречается с Богом лицом к лицу:

   …Кто сознательно обрел в себе Бога, дающего людям знание, тот прочитал все Священное Писание и собрал весь плод пользы от чтения: он более не будет нуждаться в чтении книг.

Почему так? Потому что беседующий с Тем, Кто вдохновил авторов Божественных Писаний, посвящаемый Им в сокровенные и несказанные таинства, сам станет для других богодухновенной книгой, содержащей новые и ветхие тайны, написанные в ней перстом Божиим…

   В приведенных словах отцов Восточной Церкви отнюдь не отрицается необходимость чтения Священного Писания и не умаляется значение Писания.

Скорее, цитированные авторы выражают здесь традиционное восточнохристианское представление о том, что опыт причастия Христу в Святом Духе выше любого словесного выражения этого опыта, будь то Священное Писание или какой-либо другой авторитетный письменный источник. Христианство – это религия встречи с Богом, а не книжного знания о Боге, и христиане – отнюдь не «люди Книги».

Иисус Христос не написал ни одной книги, и это не случайно, считает архиепископ Иларион (Троицкий). Суть христианства – не в нравственных заповедях, не в богословском учении, а в спасении человека благодатью Духа Святого через основанную Христом Церковь:

    Неужели воплощение Единородного Сына Божия нужно было лишь для того, чтобы написать и вручить человечеству какую-нибудь книгу? Нужно ли быть непременно Единородным Сыном Божиим для написания книги? И если Церковь так настаивала именно на Божественном достоинстве своего Основателя, она, очевидно, не в писании усматривала сущность Его дела.

Воплощение Сына Божия нужно было для спасения человечества, а не для написания книги. Никакая книга спасти человечество не могла и не может. Христос не есть Учитель, а именно Спаситель человечества… Христос создал Церковь. Церковь существовала и тогда, когда ни одной книги Священного Писания Нового Завета еше не было.

Ведь книги Нового Завета написаны апостолами уже после, в течение более нежели полустолетия от начала исторического бытия Церкви. В написанных ими книгах апостолы оставили памятники своего устного благовествования. Писали они для Церкви уже существующей и книги свои Церкви вручили для вечного назидания.

Совет

Очевидно, книги Священного Писания не составляют сущности христианства, потому что самое христианство не есть учение, а есть именно новая жизнь, создаваемая в человечестве Духом Святым на основе воплощения Сына Божия. А потому не будет дерзостью сказать, что не Священным Писанием, как книгой, спасается человек, а благодатью Духа Святого, живущего в Церкви.


   Настаивая на приоритете церковного опыта, Православие отвергает те толкования Священного Писания, которые не основаны на опыте Церкви, противоречат этому опыту или являются плодом деятельности автономного человеческого разума. В этом коренное различие между Православием и протестантизмом.

Провозгласив принцип «sola Scriptura» и отвергнув Предание Церкви, протестанты открыли широкий простор для произвольных толкований Священного Писания. Православие же утверждает, что вне Церкви, вне Предания правильное понимание Писания невозможно.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s63237t7.html

Священные Писания

Когда святые люди Бога пишут или говорят силой Святого Духа, их слова “будут Священные Писания, будет воля Господа, будет ум Господа, будет слово Господа, будет голос Господа и сила Божья во спасение” (У. и З. 68:4).

Официальные, канонизированные книги Священных Писаний нашей Церкви, часто называемые образцовыми трудами Церкви, – это Библия, Книга Мормона, Учение и Заветы и Драгоценная Жемчужина.

Эти книги Священных Писаний описаны на страницах 156–159.

Основная цель Священных Писаний состоит в том, чтобы свидетельствовать о Христе, помогая нам прийти к Нему и обрести жизнь вечную (см. от Иоанна 5:39; 20:31; 1 Нефий 6:4; Мосия 13:33–35). Пророк Мормон свидетельствовал:

“Да, мы видим, что всякий желающий может охватить слово Божие – живое и сильное, которое разрушит все лукавства, все замыслы и злодеяния дьявола и проведет человека во Христе по прямому и узкому пути через ту вечную бездну горя, которая уготована поглотить нечестивых.

И приведет их души, да, их бессмертные души, одес-ную Бога в Царстве небесном, и воссядут они там с Авраамом и Исааком, и с Иаковом, и со всеми нашими святыми отцами, и больше не выйдут оттуда” (Геламан 3:29–30).

Пророки последних дней рекомендуют нам еже-дневно изучать Священные Писания лично и со своей семьей.

Они призывают нас, как и Нефий призывал своих братьев, применять Священные Писания к себе, стараясь найти способы применить в своей жизни священные слова, записанные в древние времена (см. 1 Нефий 19:23–24).

Они увещевают нас “исследовать Писания” (от Иоанна 5:39) и “насыщаться словами Христа” (2 Нефий 32:3).

Обратите внимание

Вы получите огромную пользу, последовав этому совету. Ежедневное вдумчивое изучение Священных Писаний поможет вам стать более восприимчивыми к голосу Святого Духа. Это укрепит вашу веру, защитит вас от искушений и поможет вам стать ближе к вашему Небесному Отцу и Его Возлюбленному Сыну.

Составьте свой личный план изучения Священных Писаний. Выделите определенное количество времени на то, чтобы каждый день изучать Священные Писания. Во время чтения будьте внимательны к побуждениям Духа. Просите вашего Небесного Отца помочь вам понять, чему Он хочет научить вас и чего Он ожидает от вас.

Продолжайте читать Священные Писания, особенно Книгу Мормона, всю свою жизнь. Вы будете вновь и вновь открывать для себя сокровища Священных Писаний, находя в них все новые значения и новое применение их истин в различные периоды своей жизни.

Если вы состоите в браке, выделите особое время для ежедневного чтения Священных Писаний всей семьей. Возможно, вам будет нелегко сделать это усилие, но оно принесет прекрасные вечные результаты.

Под руководством Духа планируйте чтение Священных Писаний так, чтобы это отвечало потребностям вашей семьи. Не бойтесь читать Священные Писания маленьким детям.

В этих священных словах заключена сила, способная затронуть сердца даже самых маленьких детей.

Библия состоит из двух частей: Ветхий Завет и Новый Завет. Ветхий Завет – это священные летописи, рассказывающие о взаимоотношениях между Богом и Его заветным народом на Святой земле.

В Ветхом Завете содержатся учения таких Пророков, как Моисей, Иисус Навин, Исаия, Иеремия и Даниил. В Новом Завете рассказывается о рождении, земном служении и Искуплении Спасителя.

В нем также содержится описание служения учеников Спасителя.

Важно

Поскольку Библия подвергалась многократному переводу, она издана в разных редакциях. В английском языке Священным Писанием Церкви считается Библия в редакции короля Иакова.

В Церкви Иисуса Христа Святых последних дней мы чтим Библию и ее священные учения. Мы черпаем силу и утешение в библейских рассказах о взаимоотношениях между Богом и Его народом.

Книга Мормона появилась в этом устроении времен согласно воле Господа. Она содержит записи о взаимоотношениях Бога с народом, жившим на древнем Американском континенте. Пророки Господа выгравировали свои первоначальные записи на золотых листах. Господь провозгласил, что в Книге Мормона содержится “полнот[а] Евангелия Иисуса Христа” (У. и З. 20:9; см. также У. и З. 42:12).

22 сентября 1827 года Ангел по имени Мороний, последний Пророк Книги Мормона, передал эти записи Пророку Джозефу Смиту. Пророк Джозеф перевел эту летопись на английский язык даром и силой Бога. С тех пор Книга Мормона была переведена на многие другие языки.

Важнейшая цель Книги Мормона – убедить всех людей в том, что “Иисус есть Христос, Бог Вечный, являющий себя всем народам” (титульный лист Книги Мормона).

В ней говорится, что все люди “должны прийти к Нему, ибо иначе они не смогут спастись” (1 Нефий 13:40).

Джозеф Смит сказал, что Книга Мормона – “замковый камень нашей религии, и человек станет ближе к Богу, живя по ее поучениям, чем по поучениям любой другой книги” (Введение к Книге Мормона).

Книга Мормона – еще одно свидетельство об истинах, которым учит Библия.

В этой книге восстановлены “ясные и драгоценные” истины, которые были утрачены из Библии вследствие ошибок в переводе или изъяты, “чтобы извратить праведные пути Господни” (см. 1 Нефий 13:24–27, 38–41).

Совет

Библия и Книга Мормона “буд[ут] соединен[ы] вместе, чтобы опровергнуть лживые учения, покончить распри, установить мир” (2 Нефий 3:12).

В последней главе Книги Мормона Пророк Мороний говорит нам о том, как мы можем узнать, истинна ли эта книга: “И, когда вы получите эти писания, я увещеваю вас спросить Бога, Отца Вечного, во имя Христа, достоверны ли они; и если вы спросите с искренним сердцем и истинным желанием, с верою во Христа, Он откроет вам правду о них силою Духа Святого” (Мороний 10:4; см. также стихи 3 и 5).

В книге “Учение и Заветы” содержатся откровения, данные Пророку Джозефу Смиту. В ней также записано несколько откровений, данных другим Пророкам последних дней. Уникальность этой книги Священных Писаний состоит в том, что она не содержит перевода древних писаний. Эта книга – собрание откровений, данных Господом Своим избранным Пророкам в последние дни.

Пророк Джозеф Смит ссылается на книгу “Учение иЗаветы” как на представляющую собой “основание Церкви в эти последние дни на благо всему миру и показывающую, что ключи тайн Царства нашего Спасителя снова вверены человеку” (введение к У. и З. 70).

Драгоценная Жемчужина содержит в себе Книгу Моисея, Книгу Авраама, вдохновенный перевод Евангелия от Матфея, сделанный Пророком Джозефом Смитом (глава 24), и некоторые писания Пророка Джозефа.

Книга Моисея – это небольшой отрывок из вдохновленного свыше перевода Библии Джозефом Смитом. В ней содержатся более полные записи первых глав Кни-ги Бытие в Ветхом Завете, сделанные Моисеем. В этой книге раскрываются многие доктрины и учения, которые были утрачены из Библии. Они дают новые знания о плане спасения, о сотворении Земли и взаимоотношениях между Господом, Адамом и Енохом.

Книга Авраама – это перевод древних записей с папируса, приобретенного Церковью в 1835 году. Пророк Джозеф Смит перевел эти записи с помощью откровения. В этой книге содержатся истины, касающиеся предземного Совета на Небесах, сотворения Земли, природы Бога и священства.

Книга “Джозеф Смит – от Матфея” дает нам дополнительные сведения об учении Спасителя о Своем Втором пришествии.

Писания Джозефа Смита в Драгоценной Жемчужине включают в себя:

  • Джозеф Смит – История, где приведены отрывки из истории Церкви, написанной Пророком. Это – повествование о событиях, которые привели к Восстановлению Церкви, включая Первое видение, посещения Моронием Пророка Джозефа, получение золотых листов и восстановление Священства Ааронова;

  • Символы веры, написанные Пророком Джозефом Смитом как основные положения о вероучении Церкви.

Дополнительные ссылки: к >Римлянам 15:4; 2-е к Тимофею 3:15–17; 2 Нефий 25:26; Алма 17:2–3; 3 Нефий 23:1–5; У. и З. 18:33–36; Символы веры 1:8

См. также Восстановление Евангелия; Откровение; Пророк

Источник: https://www.lds.org/manual/true-to-the-faith/scriptures?lang=rus

Ссылка на основную публикацию