Псалом давида 21

Псалом 21

1 Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси? Далече от спасения моего словеса грехопадений моих. 1 Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оставил меня? Удалила меня от спасения вина грехопадений моих.
2 Боже мой, воззову во дни, и не услышиши, и в нощи, и не в безумие мне. 2 Боже мой, я буду взывать днём – и Ты не услышишь; и ночью – и это не вменится в неразумие мне.
3 Ты же во Святем живеши, хвало Израилева. 3 Но Ты живёшь во святилище, Похвала Израиля!
4 На Тя уповаша отцы наши, уповаша и избавил еси я. 4 На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавил их;
5 К Тебе воззваша, и спасошася, на Тя уповаша, и не постыдешася. 5 к Тебе воззвали – и спаслись, на Тебя уповали – и не постыдились.
6 Аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей. 6 А я червь, а не человек, поношение для людей и ничтожество в народе!
7 Вси видящии мя поругаша ми ся, глаголаша устнами, покиваша главою: 7 Все взирающие на меня поглумились надо мною, говорили устами, кивали головою:
8 упова на Господа, да избавит eго, да спасет eго, яко хощет eго. 8 “Он уповал на Господа, пусть избавит его, пусть спасёт его, ибо он угоден Ему!”
9 Яко Ты еси исторгий мя из чрева, упование мое от сосцу матере моея. 9 Ибо Ты – извлекший меня из чрева, надежда моя от сосцов матери моей,
10 К Тебе привержен есмь от ложесн, от чрева матере моея Бог мой еси Ты. 10 на Тебя оставлен я от утробы, от чрева матери моей – Ты Бог мой.
11 Да не отступиши от мене, яко скорбь близ, яко несть помогаяй ми. 11 Не отступи от меня, ибо скорбь близка, ибо нет помощника мне.
12 Обыдоша мя тельцы мнози, юнцы тучнии одержаша мя. 12 Окружило меня множество тельцов, быки тучные обступили меня,
13 Отверзоша на мя уста своя, яко лев восхищаяй и рыкаяй. 13 открыли против меня уста свои, как лев, хватающий и рычащий.
14 Яко вода излияхся, и разсыпашася вся кости моя, бысть сердце мое яко воск, таяй посреде чрева моего. 14 Как вода я разлился, и рассыпались все кости мои; стало сердце моё, как воск, тающий среди внутренности моей.
15 Изсше яко скудель крепость моя, и язык мой прильпе гортани моему, и в персть смерти свел мя еси. 15 Иссохла, как черепок, сила моя, и язык мой прилип к гортани моей, и в прах смерти Ты низвёл меня.
16 Яко обыдоша мя пси мнози, сонм лукавых одержаша мя, ископаша руце мои и нозе мои. 16 Ибо окружило меня множество псов, сборище злодеев обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.
17 Исчетоша вся кости моя, тии же смотриша и презреша мя. 17 Пересчитали все кости мои, сами же наблюдали и взирали на меня.
18 Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий. 18 Разделили одежды мои себе и об одеянии моём бросали жребий.
19 Ты же, Господи, не удали помощь Твою от мене, на заступление мое вонми. 19 Ты же, Господи, не удали помощь Твою от меня, к заступлению меня обратись!
20 Избави от оружия душу мою, и из руки песии единородную мою. 20 Избавь от меча душу мою и из руки пса – одинокую мою.
21 Спаси мя от уст львовых и от рог единорожь смирение мое. 21 Спаси меня из пасти льва, и от рогов единорогов меня, смиренного.
22 Повем имя Твое братии моей, посреде церкве воспою Тя. 22 Возвещу имя Твоё братьям моим, посреди собрания воспою Тебя.
23 Боящиися Господа, восхвалите Его, все семя Иаковле, прославите Его, да убоится же от Него все семя Израилево. 23 Боящиеся Господа, восхвалите Его, всё семя Иакова, прославь Его, да убоится же Его всё семя Израиля!
24 Яко не уничижи, ниже негодова молитвы нищаго, ниже отврати лице Свое от мене, и егда воззвах к Нему, услыша мя. 24 Ибо Он не пренебрёг, и не вознегодовал на моление нищего, и не отвратил лица Своего от меня, и когда я воззвал к Нему, услышал меня.
25 От Тебе похвала моя, в церкви велицей исповемся Тебе, молитвы моя воздам пред боящимися Его. 25 От Тебя – хвала моя, в собрании великом я прославлю Тебя, обеты мои воздам пред боящимися Его.
26 Ядят убозии и насытятся, и восхвалят Господа взыскающии Его, жива будут сердца их в век века. 26 Будут есть бедные и насытятся, и восхвалят Господа ищущие Его: будут живы сердца их во век века.
27 Помянутся и обратятся ко Господу вси концы земли, и поклонятся пред Ним вся отечествия язык. 27 Вспомнят и обратятся ко Господу все концы земли, и поклонятся пред Ним все племена народов,
28 Яко Господне есть царствие, и Той обладает языки. 28 ибо Господне Царство, и Он владычествует над народами.
29 Ядоша и поклонишася вси тучнии земли, пред Ним припадут вси низходящии в землю, и душа моя Тому живет. 29 Поели и поклонились все тучные земли; пред Ним припадут все нисходящие в землю. И душа моя для Него живёт,
30 И семя мое поработает Ему, возвестит Господеви род грядущий. 30 и семя моё будет служить Ему, возвещено будет Господу о роде грядущем;
31 И возвестят правду Его людем рождшымся, яже сотвори Господь. 31 и возвестят они правду Его народу, который родится, – что сотворил Господь.

Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси? Далече от спасения моего словеса грехопадений моих. Боже мой, воззову во дни, и не услышиши, и в нощи, и не в безумие мне. Ты же во Святем живеши, хвало Израилева. На Тя уповаша отцы наши, уповаша и избавил еси я. К Тебе воззваша, и спасошася, на Тя уповаша, и не постыдешася.

Аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей. Вси видящии мя поругаша ми ся, глаголаша устнами, покиваша главою: упова на Господа, да избавит его, да спасет его, яко хощет его. Яко Ты еси исторгий мя из чрева, упование мое от сосцу матере моея. К Тебе привержен есмь от ложесн, от чрева матере моея Бог мой еси Ты.

Да не отступиши от мене, яко скорбь близ, яко несть помогаяй ми. Обыдоша мя тельцы мнози, юнцы тучнии одержаша мя. Отверзоша на мя уста Своя, яко лев восхищаяй и рыкаяй. Яко вода излияхся, и разсыпашася вся кости моя, бысть сердце мое яко воск, таяй посреде чрева моего. Изсше яко скудель крепость моя, и язык мой прильпе гортани моему, и в персть смерти свел мя еси.

Обратите внимание

Яко обыдоша мя пси мнози, сонм лукавых одержаша мя, ископаша руце мои и нозе мои. Исчетоша вся кости моя, тии же смотриша и презреша мя. Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий. Ты же, Господи, не удали помощь Твою от мене, на заступление мое вонми. Избави от оружия душу мою, и из руки песии единородную мою.

Спаси мя от уст львовых и от рог единорожь смирение мое. Повем имя Твое братии моей, посреде церкве воспою Тя. Боящиися Господа, восхвалите Его, все семя Иаковле, прославите Его, да убоится же от Него все семя Израилево. Яко не уничижи, ниже негодова молитвы нищаго, ниже отврати лице Свое от мене, и егда воззвах к Нему, услыша мя.

От Тебе похвала моя, в церкви велицей исповемся Тебе, молитвы моя воздам пред боящимися Его. Ядят убозии и насытятся, и восхвалят Господа взыскающии Его, жива будут сердца их в век века. Помянутся и обратятся ко Господу вси концы земли, и поклонятся пред Ним вся отечествия язык. Яко Господне есть царствие, и Той обладает языки.

Ядоша и поклонишася вси тучнии земли, пред Ним припадут вси низходящии в землю, и душа моя тому живет. И семя мое поработает Ему, возвестит Господеви род грядущий. И возвестят правду Его людем рождшымся, яже сотвори Господь.

Источник: https://www.molitvoslov.com/text327.htm

Читать псалом 21

Каждый псалом, созданный царем Давидом, является отдельной историей, связанной с поклонением Всевышнему, выраженной в благодарности ему, в сострадании, в принятом от Него наказании и мольбе о прощении грехов.

Псалом 21 пророка Давида связан с его страданием, которое выражается в его вопле о том, что Господь, будучи распят, оставил царя.

Давид молился и страдал днем и ночью, как Иисус молился ночью, а по утру был распят и возопил начало 21 псалма, после чего мир покрыл мрак на три часа во время распятия. Помимо физического и душевного страдания, царь Давид демонстрирует свое упование и веру в Господа.

Пророчества, описанные в священном творении псалом 21, подтверждают то, что Иисус является Мессией. В данном псалме двадцать один нет ни единого слова покаяния или ненависти в адрес своих врагов.

Псалом 21 — это сетование праведника, обреченного на лютую смерть, это горячая молитва богооставленного. Во всех стихах чувствуется надежда царя о том, что Господь все же не оставил его.

Читайте также:  Икона святого праведного иоанна кронштадтского

Псалом 21 — толкование

В псалме 21 царь Давид изображает свою смерть. Все описания его физического состояния говорят о том, что он умер от насильственной смерти. Он сравнивает себя с пролитой водой, сердце — с воском. Он говорит о том, что его смерть произошла от увечий, которые нанесли ему враги. Описание пронзенных руки ног напоминают распятие самого Иисуса.

Псалом 21 — толкование раскрывает смысл того, что Давид в стихах псалма показан слабым, а не сильным как лев. На протяжении всего псалма 21 проходит параллель между распятием Христа и смертью Давида. Так, например, солдаты, которые били розгами Давида были похожи в своих деяниях на хищных львов и псов. Они бросали жребий за одежды и ризу царя, как когда-то за одежды Иисуса.

Псалом 21 повествует не только о смерти Давида, но и о его воскрешении. Он говорит о том, что Бог его спас, что он возносит хвалу Господу среди народа и воздаст обеты перед тем, кто убоится Бога.

Важно

Он просит не удаляться от него и спешить ему на помощь, избавить от меча его душу и спасти от пасти льва и рогов единорогов.

Кроме того, Давид предрек и общее воскрешение, говоря о поклонении Богу, когда «бедные едят и насыщаются», а ищущие Бога и восхваляющие Его, сохранят жизни свои.

В стихах псалма 21 Давид изобразил себя как поэтический образ, который является прообразом Мессии, а сам псалом 21 он посвящает убитым и воскресшим. В последнем стихе описывается обращение к Господу, ибо Он есть Владыка над всеми народами.

Слушать на видео псалом 21

Текст на русском языке псалом 21

Боже мой! Боже мой! внемли мне для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего. Боже мой! я вопию днем, — и Ты не внемлешь мне, ночью, — и нет мне успокоения. Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля.

На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их; к Тебе взывали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде. Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: «он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему».

Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей. На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты — Бог мой. Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет. Множество тельцов обступили меня; тучные Васанские окружили меня, раскрыли на меня пасть свою, как лев, алчущий добычи и рыкающий.

Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей. Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.

Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий. Но Ты, Господи, не удаляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне; избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою; спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов, услышав, избавь меня.

Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя. Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля, ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему.

О Тебе хвала моя в собрании великом; воздам обеты мои пред боящимися Его. Да едят бедные и насыщаются; да восхвалят Господа ищущие Его; да живут сердца ваши во веки! Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников, ибо Господне есть царство, и Он — Владыка над народами.

Совет

Будут есть и поклоняться все тучные земли; преклонятся пред Ним все нисходящие в персть и не могущие сохранить жизни своей. Потомство мое будет служить Ему, и будет называться Господним вовек: придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что сотворил Господь.

Источник: https://www.sudba.info/chitat-psalom-21/

Псалтирь. Псалом 21

Цикл чтений Библии. Книга «Псалтирь». Псалом 21.

1Начальнику хора. При появлении зари. Псалом Давида.

2Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего.

3Боже мой! я вопию днем, – и Ты не внемлешь мне, ночью, – и нет мне успокоения.

4Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля.

5На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их;

6к Тебе взывали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде.

7Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе.

8Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою:

9«он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему».

10Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей.

11На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой.

12Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет.

13Множество тельцов обступили меня; тучные Васанские окружили меня,

14раскрыли на меня пасть свою, как лев, алчущий добычи и рыкающий.

15Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей.

16Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной.

17Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.

18Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище;

19делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий.

20Но Ты, Господи, не удаляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне;

21избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою;

22спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов, услышав, [избавь] меня.

23Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя.

24Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля,

25ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему.

26О Тебе хвала моя в собрании великом; воздам обеты мои пред боящимися Его.

27Да едят бедные и насыщаются; да восхвалят Господа ищущие Его; да живут сердца ваши во веки!

Обратите внимание

28Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников,

29ибо Господне есть царство, и Он – Владыка над народами.

30Будут есть и поклоняться все тучные земли; преклонятся пред Ним все нисходящие в персть и не могущие сохранить жизни своей.

31Потомство [мое] будет служить Ему, и будет называться Господним вовек:

32придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что сотворил Господь.

Источник: http://www.nikolaevskii-sobor.ru/video.php?page=psaltir-psalom-21

Кафизма 3 Псалом 21

“О заступлении утреннем” – (по слав. тексту) понимаемое в буквальном смысле надписание указывает на просительное содержание псалма об “утренней”, возможно скорой помощи.

Понимают это надписание и в смысле указания на время богослужебного исполнения – утром, чему отвечает и евр. надписание – при появлении зари. (Есть перевод – “об олени утреннем”, т. е.

, мотив вокального исполнения должен походить на мотив песни, начинающейся словами “утренняя лань”).

Давид изображает свое положение безвыходным: он делается предметом насмешки и находится в уничижении (3-9); враги его многочисленны и сильны (13-14); они “лукавы”, нечестивы, Давид же одинок (22), так что он считает свою гибель неизбежной и предвидит, как его подвергнут казни через распятие (17-19). В этом псалме Давид нигде не говорит о своей виновности пред Богом, а потому его страдания, при их незаслуженности являются особенно тяжелыми. Такая безвыходность положения Давида относится ко временам Саула, когда он был окружен с одной стороны горами, а с другой пустыней, а навстречу ему шел Саул с войском. Это было в пустыне Маон. Гибель Давида казалась неизбежной, но слух о нападении в это время на южные пределы государства филистимлян (1 Цар XXIII:24-28) побудил Саула выступить на защиту государства, чем и был спасен Давид.

Боже мой! Для чего Ты оставил меня? (2-3). Я все-таки буду взывать к Тебе (4-6). Я в презрении у народа: надо мной все издеваются (7-10). Моя надежда только на Тебя, моего Творца, к которому я привязан с детства.

Не удаляйся от меня, но защити от врагов, готовых распять меня, всеми оставленного (11-23). Благословляю Тебя, Господи, за защиту.

Пусть восхвалят Его все ищущие Его! Имя Его сделается великим среди всех народов и будет воспето по всему миру (34-32).

Читайте также:  Беседы с детьми о монашестве и монахах

1 Начальнику хора. При появлении зари. Псалом Давида.
2 Боже мой! Боже мой! [внемли мне] для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего.

2. Давид указывает на безвыходность своего положения в данном случае.

По человеческому пониманию и последовательному ходу событий гибель Давида казалась неминуемой, почему у него бывали состояния, когда он видел себя совершенно оставленным Богом, вследствие чего и взывает: “Для чего Ты оставил меня?” Подобное состояние, близкое к отчаянию не было продолжительным.

Давид дальше говорит, что “такие слова”, слова “вопля”, близкого к отчаянию, греховны, так как показывают в человеке колебание веры; вследствие же этого обнаруженного недостатка веры в Бога человек и не заслуживает того спасения, о котором он молит Бога.

3 Боже мой! я вопию днем,- и Ты не внемлешь мне, ночью,- и нет мне успокоения.
4 Но Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля.
5 На Тебя уповали отцы наши; уповали, и Ты избавлял их; 
6 к Тебе взывали они, и были спасаемы; на Тебя уповали, и не оставались в стыде.

Важно

3-6. Но такое состояние недостатка веры, как мы сказали, было выражением временного упадка духа от тяжелых условий, в которые был поставлен Давид. Он осуждает себя за это малодушие и вслед за тем молится Богу: я буду взывать к тебе днем и ночью, т. е.

постоянно; я это делаю, хотя и не вижу тотчас Твоей помощи (“Ты не внемлешь мне”) и не считаю такой постоянной и, по-видимому, бесплодной, молитвы – излишней, неразумной. В этом меня убеждает во-первых то, что “Ты, Святый, живешь среди славословий Израиля”, т. е.

, Ты – свят, а потому являешься покровителем и защитником святости, праведности, невинности, вообще, за что Тебе постоянно воздаются от Израиля славословия. Как Святый, Ты не оставишь без защиты и меня невинного.

Смысл этих слов тот, что Давид оправдывает неусыпность своей молитвы к Богу и веру в Его защиту незаслуженностью настоящих бедствий и Его правосудием, которое не допустит гибели праведного; во-вторых – историческими фактами из жизни евр. народа: когда последние в бедствиях взывали к Богу, Он оказывал им свою защиту. Такими фактами история евреев переполнена. Слова 2 ст.

, выражающие в Давиде чувство богооставленности, были буквально впоследствии повторены Иисусом Христом на кресте (Мф XXVII:46; Мк XV:34). Как и Давидом дальше выражена полная вера в Бога и, следовательно, преданность Его воле, так и Иисус Христос обнаружил ту же покорность на кресте воле Отца, когда Он сказал: Отче, в руки твои предаю дух Мой (Лк XXIII:46).

7 Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе.
8 Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою:
9 “он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему”.

7-9. Во всем последующем содержании до 24 ст. Давид изображает тяжесть своего положения. Над ним, как противником царя, издеваются; он беззащитен и слаб, как червь, которого легко раздавить.

Но беспомощность Давида не только ни в ком не вызывает естественного чувства сострадания, а даже вызывает издевательство над его верой в Бога.

Давид подвергался тому же унижению, как Христос, когда, вися на кресте и обратившись к Богу, издал предсмертный вопль: “Или, Или, лама савахвани”, на что окружавшие его крест отвечали недоверчивым и насмешливым любопытством, (Мф XXVII:41-50).

10 Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей.
11 На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой.

10-11. В словах этих стихов – объяснение, почему Господь является единственным предметом упования и надежды для Давида. “Ты извел меня из чрева”, т. е. я родился по особенному Твоему благоволению; своим рождением, началом жизни я был обязан Тебе; “вложил в меня упование у грудей матери моей” – я воспитывался матерью своей в привязанности к Тебе.

Вероятно, мать Давида, когда кормила еще его своей грудью, говорила ему о Боге и вместе с молоком матери он воспринял высокие понятия о Нем, благоговение и преданность Ему.

Совет

Чем же древнее в человеке известные привязанности, тем они глубже и прочнее; заложенные в Давида еще с детства и укрепившиеся в нем от последующих фактов его жизни, они стали несокрушимым достоянием его духовной жизни и сознания.

12 Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет.
13 Множество тельцов обступили меня; тучные Васанские окружили меня, 
14 раскрыли на меня пасть свою, как лев, алчущий добычи и рыкающий.

12-14. Помощь Бога тем для Давида нужнее, чем ближе и грознее опасность. У Давида нет нигде защитника, враги же его так многочисленны и так обеспечены в своем благополучии, как многочисленны и сыты тельцы васанские, вместе с тем они также грозны по отношению к нему, как львы для обыкновенных животных.

Васан имел богатые пастбища, а потому преобладающим занятием обитателей его было скотоводство, особенно много было рогатого скота.

Силы Давида истощились, пропали, как бесследно поглощается вода, пролитая на сухую землю; “кости в нем”, как более твердая часть человеческого организма, а потому – символ его крепости, рассыпались, т. е.

настойчивые преследования со стороны Саула, вынуждавшие Давида к постоянному бегству, настолько истощили последнего, что он не находит в себе уже сил продолжать это бегство.

“Сердце его” растаяло, как “воск”, он потерял мужество при виде безвыходности своего положения, как фигура, сделанная из воска, обращается от действия огня в бесформенную массу; силы его пропали, как высыхает вода в скудельном сосуде, когда его обжигает горшечник; его “язык прилип к гортани”, что является показателем истощения его сил. Положение его настолько безвыходно, что он считает себя уже на краю гроба (“в персти смертной”).

15 Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей.
16 Сила моя иссохла, как черепок; язык мой прильпнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной.


17 Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои.


18 Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; 
19 делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий.

17-19. Давид называет своих врагов “псами” и “скопищем злых”, указывая тем как на их многочисленность, так и на их нравственное ничтожество.

Они лукавы, фальшивы, неспособны действовать во имя какого-либо высшего идеала и правды, но во имя личных выгод, склоняясь в ту сторону, где сила и польза; они также заслуживают презрения, как “псы”, собаки, которые считались евреями за животных презираемых.

Опасность Давида так велика, и, по-видимому, гибель его так неизбежна, что он уже представляет себе картину своей казни. Его, как государственного преступника, покушавшегося на царскую власть, как врага государя, должны подвергнуть самой жестокой и позорной казни через распятие на кресте.

Обратите внимание

Давид уже видит, как из раны его течет кровь; на теле его от растяжения мускулов особенно ясно выделились кости, так что их можно пересчитать. Хотя эти страдания от растяжении мускулов ужасны по продолжительности и соединенной с ними боли, враги его смотрели на его страдания с пренебрежением, без сочувствия.

Все, что было на нем, его платье – разделили на равные части; “об одежде моей бросают жребий”, вероятно – о верхней, о хитоне, которая не шилась, а ткалась цельной и делалась из более тонкого материала.

Изображаемые Давидом страдания во всем содержании псалма, особенно в данных стихах, со всей полнотой и точностью исполнились на Христе, о чем свидетельствуют все евангелисты (Мф XXVII:35; Мк XV:24; Лк XXIII:34; Ин XIX:23). То, что Давид переживал в своем представлении, что было достоянием его мысли, нашло полное, внешне фактическое выражение в действительных страданиях Мессии.

20 Но Ты, Господи, не удаляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне; 
21 избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою; 
22 спаси меня от пасти льва и от рогов единорогов, услышав, избавь меня.
23 Буду возвещать имя Твое братьям моим, посреди собрания восхвалять Тебя.

20-23. Ввиду неизбежности такой судьбы, если бы враги захватили Давида, последний молит Бога о спасении: “спаси” “от псов одинокую мою” душу, т. е.

, меня, одинокого, избавь от врагов; “от рогов единорогов” – от рогов единорога, носорога, чем Давид образно рисует силу и жестокость врагов. За свое спасение Давид обещает воспеть Бога “посреди собрания”, т. е.

, всенародно, в поэтических песнях, будет восхвалять Бога, как единственного защитника всякого страждущего праведника.

24 Боящиеся Господа! восхвалите Его. Все семя Иакова! прославь Его. Да благоговеет пред Ним все семя Израиля, 

С 24 ст. содержание псалма изменяется: ранее оно было скорбно-просительное, теперь же – благодарственно-хвалебное. Можно думать, что вторая часть псалма была написана Давидом по окончании гонений.

25 ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему.

Читайте также:  Вселенская родительская (мясопустная) суббота – 2 марта 2019 года

24-25. Ввиду необычайности бедствий и спасения от них, Давид вместе с собой приглашает славить Бога и всех евреев за то, что Господь услышал молитву “страждущего”, ничтожного и слабого по своей силе человека.

26 О Тебе хвала моя в собрании великом; воздам обеты мои пред боящимися Его.

26. “О Тебе хвала моя в собрании великом”. Та защита, которую Господь оказал Давиду, служит источником похвалы Бога пред народным собранием. В этом – исполнение Давидом того обета, который он дал в минуту опасности (23 ст. ).

27 Да едят бедные и насыщаются; да восхвалят Господа ищущие Его; да живут сердца ваши во веки!

27. Спасение Давида служит свидетельством, что все убогие найдут защиту в Боге: Он даст им необходимое для жизни, будет их питать всегда, поэтому нужно благоговеть и чтить Его. В этом стихе св.

Отцы видят указание на таинство Евхаристии потому, что здесь вкушение какой-то трапезы от Бога своим следствием имеет вечную жизнь, каким свойством обыкновенная пища не может обладать.

Важно

Под трапезой, поэтому, разумеют не обыкновенную пищу или трапезу, а вкушение Тела и Крови Христовых, дающих достойно вкушающему вечную жизнь.

28 Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников, 
29 ибо Господне есть царство, и Он – Владыка над народами.


30 Будут есть и поклоняться все тучные земли; преклонятся пред Ним все нисходящие в персть и не могущие сохранить жизни своей.


31 Потомство [мое] будет служить Ему, и будет называться Господним вовек: 
32 придут и будут возвещать правду Его людям, которые родятся, что сотворил Господь.

28-32.

Давид говорит об обращении к Богу всего мира: вспомнят все народы о той помощи, какую Господь оказывал своим праведникам и будут покланяться Ему, как единому, истинному Богу, что и должно быть, так как ведь только Господу принадлежит вся земля и все народы; признание за Ним языческими народами этого неотъемлемого права Его есть только дело времени. Давид рисует даже картину обращения к Богу всех народов. Когда “все тучные земли”, все сильные на земле – правители народов будут поклоняться Ему: будут поклоняться вообще все смертные “нисходящие в персть”, будут благоговеть пред Тем, Кому я, говорит Давид, живу душою, привязан всем существом своим. Мое потомство будет служить Господу. Под потомством нельзя разуметь обыкновенное потомство Давида, которое не всегда было верно Богу, но то семя, которое от него произошло по Божественному обетованию, т. е., Мессию. Милости, оказанные Давиду Богом, сохранятся в памяти последующих поколений людей; каждое из них будет прославлять Бога и возвещать о тех делах, которые Он совершил среди людей, защищая праведных и карая нечестивых. Это предсказание Давида уже осуществилось и будет осуществляться: его песни, равно как история жизни евреев и все вообще священные их книги, читались и будут всегда читаться людьми, тем самым передавая знания из рода в род о великих делах Божиих.

В первой части псалма мы уже видели, что все испытанное Давидом во время гонения от Саула нашло полное и точное повторение и выражение в жизни Мессии Христа, а потому эта часть должна быть названа прообразовательной.

Во второй же части псалма Давид рисует картину всеобщего обращения к Богу всех народов. Это последнее сделалось возможным только со времен Мессианских, когда проповедь учения Христа распространяется среди всех стран и народов.

Как предсказание словом о будущих событиях мессианского периода эта часть псалма является пророческой.

Источник: http://oz-gora.ru/ps21

Ветхий Завет в Новом: псалом 21

nick_leliovskyi для AlexPro1

В продолжение нашей беседы об использовании Ветхого Завета в Новом хотел бы опубликовать выдержки из работы моего единомышленника в этом вопросе Криса Моррисона, в этот раз касательно псалма 21.

Псалом 21 – один из двух самых цитируемых псалмов в НЗ.[1] Более того, за исключением одного случая (Евр. 2:12), все ссылки относятся к страстям Христовым. Посему, нет сомнений в том, что НЗ авторы считали этот псалом не только мессианским, но и важнейшим в свете распятия Христа.

Прежде чем перейти к этим ссылкам, необходимо вкратце обозначить первоначальный контекст этого псалма. Он был написан Давидом и является ярчайшим примером псалма-плача.  Особо затруднительным кажется его исторический контекст.  Кайзер говорит,

Является ли Давид невинным страдальцем в этом псалме?  Давид пережил много страданий и сопротивления в своей жизни. В этом смысле, тогда, многое из написанного подходит к Давиду.

Совет

  Но, кажется, что в этом псалме есть и то, что превосходит что-либо пережитое Давидом.  Например, на основании каких событий в его жизни он мог сказать то, что написано в ст. 6?  Когда были пронзены его руки и ноги. . .

и его одежда была разделена между клеветниками?[2]

Хотя точку зрения Кайзера можно смело отнести к консервативным евангельским объяснениям, в последнее время она утратила свою популярность, так как всё больше экзегетов отождествляют этот псалом с событиями в жизни Давида и не находят в нем предсказательного элемента.[3]   Таким образом, утверждение о том, что этот псалом является предсказательным, основано на неспособности истолкователя полностью отождествить Давида, с описанными страданиями.

Тем не менее, проблемы, о которых говорит Кайзер все же можно отождествить с переживаниями Давида.

  К примеру, когда он прибыл в Геф, он был ненавидим Саулом и  настолько опасался Филистимского царя Анхуса, что претворился сумасшедшим (1 Цар. 21:10-15). Ст. 6 возможно относится к этой ситуации.

В отношении его одежды, Констебль пишет: «по всей видимости, его враги были настолько уверены в погибели Давида, что они уже начали делить между собой его царский гардероб».[4]

Таким образом, единственным затруднительным местом является ст. 17, говорящий о «пронзении», в котором присутствуют хорошо известные текстуальные проблемы.

  Одним словом, согласно масоретскому тексту вместо «пронзили» (LXX, Вульгата, сирийские версии) стоит «как лев».

  Несмотря на то, что МТ выглядит неуклюже, этот вариант вписывается в контекст и передает паническое состояние, будто бы Давид сравнивает своих врагов с  набросившимся на него львом.[5]

Обратите внимание

Все же, несмотря на яркие образы, свидетельства однозначно указывают на чтение «пронзили».  Во-первых, LXX, Вульгата, и сирийские версии предшествуют масоретскому тексту.  Более того, недавно был обнаружен древний еврейский текст (1000 лет до MT) содержащий эту фразу. К тому же, это чтение объясняет МТ.

[6]   Согласно одному из канонов текстуального критицизма, предпочтение отдается более трудному варианту, и хотя вариант МТ более трудный грамматически, вариант LXX более трудный концептуально.

  Христиане, сражу же, думают о страданиях Христа, прочитав «пронзили руки мои и ноги мои», но эти слова трудно отождествить со страданиями Давида.  Конечно, возможно это только гиперболы, но, все же, неясно к чему они относятся.

  По сути, любой читатель до Христа (и любой, кто пытается соотнести эти слова с переживаниями Давида) сочтет их за «непонятное фигуральное утверждение… возможно объяснимое поэтической вольностью».[7]

Но, все-таки, как же решить проблемы, о которых говорит Кайзер? Ведь даже все вышеперечисленное основано, в той или иной мере, на гиперболичности текста.  Несмотря на то, что гипербола является распространенным поэтическим приемом, трудности связаны с тем, какова степень гиперболичности текста, если он касается Давида.

  В любом случае, сам Давид подводит итог в псалме в 22:25, «ибо Он не презрел и не пренебрег скорби страждущего, не скрыл от него лица Своего, но услышал его, когда сей воззвал к Нему». Именно здесь можно установить Христологическую связь. Богословский принцип заключается в том, что праведники могут пострадать за верность Яхве, Бог всегда оправдает их в конце-концов.

  Если так было с Давидом, разве может быть иначе с Мессией!

Ввиду этого, трудно не удивиться тому, насколько буквально 21 псалом описывает Христовы страдания, однако это не противоречит тому, что псалом является предсказательным и в то же самое время, полагать, что авторы НЗ говорят о буквальном исполнении в своих книгах.

  Сам факт гиперболичности указывает на то, что хотя текст применим к Давиду, псалом описывает страдания всех праведников за веру в Бога.  Ввиду таких отрывков как Пс. 15 и Ис. 53, читатель должен быть подготовлен к тому, что апогеем этих страданий и оправдания будет сам Мессия.

В таком случае, слова Давида поистине описывают страдания Христа.

В следующий вторник: псалом 109 и выводы об использовании псалмов в НЗ.

[1] Conrad R. Gren, “Piercing the Ambiguities of Psalm 22:16 and the Messiah's Mission,” Journal of the Evangelical Theological Society 48, no. 2 (2005): 284, где Грен насчитывает по 7 цитат Пс. 21 и 109. Кайзер находит больше цитат Пс. 109 в НЗ.[2] Walter C. Kaiser, The Messiah in the Old Testament (Grand Rapids: Zondervan, 1995), 111-12.[3] For instance, see A. Cohen, The Psalms (London: Soncino Press, 1945), 61.[5] Which would be consistent with ANE pictures that show a lion pinning its prey just so. See Gren, 291.[7] Mark H. Heinemann, “An Exposition of Psalm 22,” Bibliotheca Sacra 147, no. 587 (1990): 297.

Источник: https://alex-pro-1.livejournal.com/409030.html

Ссылка на основную публикацию